Власти Китая решили ускорить экономику закручиванием гаек. Вышло не очень

Фото: China Photos / Getty Images

За последние десятилетия Китай превратился из отсталой сельскохозяйственной страны третьего мира в лидера мировой экономики. Достичь подобных успехов стране помогла «Политика реформ и открытости», провозглашенная Дэн Сяопином — архитектором и лидером нового Китая. В декабре Пекин отпраздновал сорокалетний юбилей реформ Сяопина, однако новый курс, провозглашенный нынешним лидером Си Цзиньпином, кажется чрезмерно консервативным и протекционистским. От Китая ждали большей открытости, чем готов дать новый китайский истеблишмент. Курс на закрытость уже начал бить по экономике, а закручивание гаек и сокращение свобод может лишь усилить риски для страны. Новый поворот в развитии одной из самых мощных держав планеты — в материале «Ленты.ру».

Реформы кончились

Объявленному Дэн Сяопином «социализму с китайской спецификой» в декабре 2018 года стукнуло 40 лет. «Политика реформ и открытости» была одобрена на заседании Центрального комитета Коммунистической партии Китая 18 декабря 1978 года. Новый курс положил начало развитию рыночной экономики в социалистической стране. Юбилей реформ отметили с большой помпой — официальные лица вспомнили о том, какой гигантский путь удалось пройти всего за 40 лет: 800 миллионов китайцев вышли из нищеты, доля Китая в мировой экономике увеличилась с 2,7 до 16 процентов, а ВВП на душу населения взлетел со 100 до 7200 долларов.

Дэн Сяопин (1904-1997) — китайский политик и реформатор. Он фактически руководил страной с конца 1970-х годов до 1993 года, когда был лишен всех званий. Унаследовав страну после культурной революции, Дэн Сяопин начал проводить реформы, направленные на создание рыночной модели социализма. В частности, в сельском хозяйстве были упразднены народные коммуны, были созданы специальные экономические зоны, которые привели к развитию производства, начал активно поддерживаться частный сектор. Благодаря этим реформам китайская экономика смогла вырваться вперед и стала одной из ведущих в мире.

Журналистам показывали жителей деревни Сяоганцунь, вошедших в новый китайский пантеон в качестве пионеров рыночной экономики. 24 ноября 1978 года 18 крестьянских семей тайно подписали соглашение о передаче прав на землю, оставив под договором отпечатки пальцев. Согласно этому договору, землю передавали крестьянам, в обмен они обязывались выполнить годовой план по хлебозаготовкам. Это было первое подобное соглашение, поэтому крестьяне пообещали заботиться о детях руководителей деревни, если их посадят в тюрьму или казнят. Также к юбилею были организованы выставки, посвященные истории главного производителя автомобилей Китая Geely Automobile и Alibaba Group, и экскурсии для журналистов на завод по производству солнечных панелей в Ханчжоу.

Дэн Сяопин Фото: Reuters

Хотя власти охотно отчитывались о достижениях, многие отмечали, что после прихода к власти Си Цзиньпина в 2013 году вектор развития страны изменился. Когда он занял пост председателя КНР, все ожидали продолжения реформ в духе Дэн Сяопина и дальнейшего снижения роли государства в экономике. Но Си Цзиньпин оказался более амбициозен и решил превратить страну в политическую и технологическую сверхдержаву, для этого он только усилил государственный контроль в ключевых отраслях. «Одна из главных целей Си Цзиньпина в области управления экономикой состоит как раз в том, чтобы объявить конец эпохи реформ в духе Дэн Сяопина», — считает Артур Кребер, управляющий директор исследовательской фирмы Gavekal Dragonomics.

С завуалированной критикой текущей политики китайской партии уже отметился сын Дэн Сяопина — Дэн Пуфан. Выступая на национальном конгрессе инвалидов Китая, он призвал правительство «сохранять трезвый ум» и «знать свое место», а также вести себя скромно и не пытаться руководить мировыми делами. Эти призывы полностью противоречат текущей амбициозной политике Китая, поэтому текст выступления Дэна Пуфана не был одобрен и так и не попал в местную прессу. Си Цзиньпин, выступая в честь юбилея реформ, продемонстрировал совершенно иную позицию. Он заявил, что «никто в мире не может указывать китайцам, что делать, а чего не делать», и заверил, что реформы продолжатся, но только в тех областях, где они нужны.

Маленькая зеленая книга

Масштаб амбиций нового китайского лидера можно понять по программе, в которой указаны основные цели экономики страны на ближайшие десять лет: «Сделано в Китае 2025». К ней прилагается детальная дорожная карта, более известная как «зеленая книга» (название дано по цвету обложки). Впервые ее опубликовали в октябре 2015 года. Над «зеленой книгой» работали 25 китайских ученых и более 400 специалистов и представителей бизнеса. В книге прописан план развития десяти ключевых отраслей, к ним отнесли биотехнологии, современное железнодорожное оборудование, сельскохозяйственную технику, производство роботов, аэрокосмическую отрасль и электромобили. Согласно «зеленой книге», к 2030 году китайские компании должны занять 56 процентов мирового рынка и 80 процентов внутреннего рынка интегральных микросхем. К 2025 году китайские компании захватят 90 процентов внутреннего рынка электромобилей и гибридов. Также планируется доминирование в таких областях, как оборудование для мобильной связи, производство роботов, оборудование для альтернативных источников энергии и многие другие.

Фото: Reuters

«Зеленую книгу» называют реальной причиной начала торговой войны между США и Китаем — Вашингтон опасается мирового доминирования китайской продукции. Внутри же Китая это стало еще одной причиной обвинять Си Цзиньпина в том, что он отступил от заветов Дэн Сяопина, который наказывал не привлекать к себе внимания. Китайские ученые, экономисты и даже некоторые чиновники винят председателя КНР в том, что он не использовал все возможности, чтобы избежать торговой войны, и недооценил решимость президента США Дональда Трампа. Сейчас в Китае настаивают на том, что «зеленая книга» не имеет официального статуса, поэтому ее не стоит воспринимать серьезно. В китайские СМИ уже переданы новые инструкции: приказано преуменьшить значение программы и в целом индустриальных планов страны, а также отказаться от разговоров о величии Китая. Вместо этого рекомендуют сосредоточиться на том, как Китай помогает другим странам и участвует в мировой экономике.

Золотой век кончился

При Си Цзиньпине власти начали гораздо жестче контролировать интернет, частные предприятия, государственные компании и банки. Майкл Спенс, профессор Стернской школы бизнеса Нью-Йоркского университета, считает, что экономический эффект от этих ужесточений проявится спустя какое-то время, поэтому пока преждевременно делать выводы — не исключено, что благодаря жесткому контролю экономика продвинется вперед.

Фото: Reuters

Однако бизнес уже ощутил последствия смены политики. Ван Гаонань, глава Capstone Games — компании с оборотом в 21,8 миллиона долларов США, занимающейся разработкой игр для приложений Apple, сетует, что золотая эра стартапов в Китае подошла к концу. «Найти инвесторов практически невозможно. Если бы я решил выйти на рынок в 2015 году, а не в 2012-м, я бы уже ничего не добился», — говорит он. По компании ударило, помимо прочего, ужесточение контроля за видеоиграми: правительство страны обеспокоилось зависимостью детей от гаджетов и начало внимательно следить за отраслью. Теперь Capstone Games планирует сменить юрисдикцию и присматривается к Великобритании.

В 2018 году на долю частного сектора в стране