Депрессия убивает мировую экономику. Ее не победить

Кадр: фильм «Остров проклятых»

Один из самых распространенных недугов на планете, наравне с сердечно-сосудистыми и онкологическими заболеваниями, — это депрессия. По оценке Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), от нее страдает не менее 350 миллионов человек. Депрессия влетает в копеечку каждому государству. Только в США экономические издержки, связанные с этой болезнью, превышают 200 миллиардов долларов в год, глобальные потери и вовсе достигают триллиона долларов. Унылый тормоз мировой экономики — в материале «Ленты.ру».

Приплыли

Депрессия — расстройство психики, характеризующееся различными эмоциональными нарушениями, при которых люди испытывают тоску, тревогу, чувство вины, ангедонию — то есть утрату способности переживать удовольствие, или апатию — состояние, когда человек не испытывает ни негативных, ни позитивных эмоций. Людям с депрессией бывает сложно сосредоточиться, выполнять целенаправленную умственную деятельность, которая связана с концентрацией внимания. Заболеванию не обязательно предшествует какое-либо травматичное событие, бывает и так, что оно развивается без какой-то явной причины. Возможен и вклад генетических факторов, хотя вероятность этого невысока.

Сегодня каждый четырнадцатый житель Земли страдает клинически выраженной депрессией. Для сравнения: в XIX веке депрессией страдало 0,05 процента от всей популяции, в середине XX века — 5 процентов, а к концу XX века — более 20 процентов. Число заболевших стало расти рекордными темпами в последние 50 лет. Исследователи заметили, что люди, родившиеся после 1960 года, более склонны к депрессии, чем предыдущие поколения. В чем именно причина такого взрывного роста, сказать трудно. Чаще всего это связывают с глобализацией и информационной перегрузкой, а также с кардинальными переменами в образе жизни человека, в частности, в сфере труда.

Дэвид Грэбер Фото: Peter Marshall / Alamy / Diomedia

Если раньше польза от проделанной работы, например, в сельском хозяйстве, была во многом очевидна, то сегодняшним офисным работникам их деятельность часто кажется бессмысленной. Американский антрополог Дэвид Грэбер посвятил этому феномену целое исследование под названием «Теория дрянной работы». В своей книге он объясняет, что «дрянная работа» — та, от исчезновения которой никто не пострадает. Согласно Грэберу, если человек чувствует, что занимается какой-то ерундой, скорее всего, так оно и есть.

В то же время ухудшение или, наоборот, улучшение экономической ситуации в стране и в мире не оказывает прямого влияния на распространенность депрессии. В частности, об этом свидетельствуют исследования английского экономиста, профессора Лондонской школы экономики Ричарда Лэйарда. Это лишь подтверждает так называемый парадокс Истерлина, названный в честь экономиста и демографа Ричарда Истерлина, который впервые обратил внимание на это странное явление. В период с 1946-го по 1970 год США переживали величайший экономический подъем, но исследования не показали ни малейшего прироста уровня счастья среди американских граждан за все время послевоенного бума.

Ричард Истерлин Фото: EuropaNewswire / Gado / Getty Images

Таким образом, рост национального благосостояния автоматически не сопровождается повышенным уровнем счастья населения, а высокий уровень личного благосостояния не выводит человека из группы риска. Заболеть депрессией могут как бедные, так и богатые. В то же время у женщин депрессия возникает чаще, чем у мужчин. Это обусловлено тем, что у женщин в целом более тонкая нервная организация и присутствуют циклические гормональные изменения. Считается, что наиболее уязвимый возрастной интервал — после 45 лет. Хотя, например, в России с депрессией чаще всего сталкиваются в годы наибольшей экономической активности — около 30 лет.

Подводные камни

Депрессии делят на два типа: эндогенные и психогенные. Первый тип не связан с эмоциональными потрясениями; в головном мозге человека по чисто физиологическим причинам возникает дефицит гормонов, отвечающих за счастье и бодрствование — серотонина, дофамина, норадреналина. Такие депрессии, как правило, протекают тяжелее, чем психогенные. Кроме того, психотерапия в данном случае не даст никакого результата — лечится эндогенная депрессия только с помощью медикаментов. Теоретически она может пройти сама собой и без лечения, но на это потребуется много времени — иногда до нескольких лет.

Кадр: фильм «Бойцовский клуб»

Спусковым крючком для психогенной депрессии является стресс, то есть она представляет собой реакцию человека на те или иные внешние обстоятельства — например, потерю близкого человека или работы. Она лечится прежде всего психотерапией, хотя антидепрессанты тоже используются, чтобы снизить тревожность и наладить сон. Сугубо медикаментозное лечение не даст желаемого результата, так как мировоззрение человека не изменится, и через определенное время он снова столкнется с теми же проблемами.

Примечательно, что нелечение психогенной депрессии может привести к ее эндогенизации — она начнет развиваться независимо от внешних обстоятельств. Для эндогенной и психогенной депрессии характерно различие в фазности: в первом случае состояние хуже утром, во втором оно ухудшается либо к вечеру, либо в определенной ситуации независимо от времени суток. Депрессия может влиять и на физическое здоровье — например, путем соматизации. Часто при депрессии у человека бывают так называемые психалгии, то есть болезненные ощущения в разных частях тела. Кроме того, человек в депрессивном состоянии часто ведет нездоровый образ жизни и не спешит обращаться к врачам.

Деньги на ветер

До сих пор в мире не уделяется достаточно внимания лечению расстройств психического здоровья. По оценке ВОЗ, даже в странах с высоким уровнем дохода в среднем около 50 процентов людей с депрессией не обращаются к врачу. В США, по данным экономиста Пола Гринберга, медицинскую помощь не получают около 40 процентов заболевших. В Великобритании с депрессией живут примерно шесть миллионов человек, и только четверть из них лечатся, считает Ричард Лэйард. В России такие исследования даже не проводятся, но, по оценке Международного центра экономики, управления и политики в области здоровья НИУ ВШЭ (CHEMP), этот показатель равен 60-70 процентам.

Штаб-квартира Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) Фото: Shutterstock

В среднем по миру из государственных бюджетов здравоохранения в охрану психического здоровья инвестируется лишь три процента (в странах с низким уровнем доходов — менее процента, в странах с высоким уровнем доходов —до 5 процентов). ВОЗ считает, что инвестиции в охрану психического здоровья необходимо расширять, ведь каждый доллар, идущий на лечение депрессии и тревожных состояний, приносит четыре доллара благодаря улучшению здоровья и работоспособности человека. Глобальные экономические потери от депрессивных и тревожных расстройств оцениваются ВОЗ в триллион долларов ежегодно.

Согласно подсчетам Гринберга, в США экономические издержки из-за депрессии и тревожных расстройств превышают 210 миллиардов долларов в год. Почти половина этой суммы — прямые расходы пациентов и их работодателей на антидепрессанты и медицинскую помощь. Затраты на лечение человека без депрессивного расстройства оцениваются в 4 782 доллара в год, в то время как на страдающего от депрессии тратится в два раза больше — 9 790 долларов. Если речь идет о терапевтически резистентной депрессии (ТРД), то есть устойчивой к лечению, ежегодные расходы на услуги здравоохранения увеличиваются до 17 260 долларов.

Фото: Евгений Разумный / Ведомости / ТАСС

Наряду с этим 55 процентов об общей суммы издержек ложится на плечи работодателей из-за абсентеизма (невыхода на работу, оформления отгулов и больничных) и презентизма (неэффективности труда, имитации деятельности). Общие издержки от абсентеизма в США оцениваются почти в 24 миллиарда долларов. В среднем американцы с депрессией пропускают 11 дней в год. А презентизм, при котором сотрудник ходит на работу, но его эффективность заметно снижается, обходится работодателям до шести раз дороже, чем абсентеизм. Презентизм приводит к снижению трудоспособности сотрудников до 43 процентов. Согласно исследованию Гринберга, в среднем сотрудники с депрессией теряют в год 35 рабочих дней, хотя и присутствуют на работе. Это в шесть раз больше, чем люди, депрессией не страдающие.

Подтверждение точки зрения Гринберга можно найти в исследовании британских экономистов Сары Иванс-Лако и Мартина Наппа, проанализировавших, как явления абсентеизма и презентизма сказываются на продуктивности работы в разных странах — США, Бразилии, Японии, Южной Корее, ЮАР, Мексике, Канаде и Китае. Было обнаружено, что из-за презентизма и абсентизма эти страны теряют от 0,1 до 4,9 процента ВВП ежегодно. При этом презентизм обходится в 5-10 раз дороже абсентизма. Лидер по издержкам от презентизма — США: потери страны оцениваются в этом исследовании в 84,7 миллиарда долларов, а суммарные издержки работодателей в восьми странах — в 250 миллиардов.

Непобедимый враг

ВОЗ называет депрессию социально-экономической бомбой замедленного действия и призывает государства направлять больше средств на борьбу с этим недугом. Ричард Лэйард, в частности, считает, что лечение депрессии — самый действенный и доступный способ повышения уровня счастья. По его подсчетам, на ликвидацию бедности Великобритании нужно тратить порядка 180 тысяч фунтов в год на одного человека, а борьба с депрессией обойдется всего лишь в 10 тысяч. Психические расстройства чреваты не только дополнительными расходами на здравоохранение и издержками работодателей. Часто депрессия становится причиной осложнений, заболеваний сердца и сосудов, алкоголизма и, наконец, самоубийств, что создает еще большие риски для экономики.

Фото: Shutterstock

Тем не менее инвестиции в здравоохранение могут и не дать ожидаемого эффекта. Так, опрос, проведенный учеными университета в Торонто, показал, что чаще всего в подавленной форме депрессия остается с человеком на всю жизнь — только 39 процентов тех, кому когда-либо ставили диагноз «депрессия», смогли в полной мере побороть заболевание и достичь полного выздоровления. Физиологические, биохимические компоненты депрессии до сих пор не изучены до конца. Что касается психологии — здесь тоже много пробелов, в частности, в описании семейных и культурных механизмов депрессии. Дать ответ на вопрос, почему, например, в южных странах больных депрессией меньше, чем в северных, но при этом в Индии больше, чем во всем мире, ученые пока не могут.