Бизнесмен Гришин добивается возвращения экс-супругой незаконно полученных денег

Анна Федосеева и Сергей ГришинФото: из личного архива Анны Федосеевой

17 декабря состоялся очередное судебное заседание по делу, начатому банкиром, бывшим владельцем «Росевробанка» Сергеем Гришиным против своей бывшей жены Анны Федосеевой. В прессе скандальный процесс оброс многочисленными, взаимоисключающими и порой весьма эмоциональными слухами относительно мотивов миллиардера. Имущественные споры между разводящимися известными людьми попали в последнее время в центр внимания СМИ. На телеканале НТВ был показан сюжет, в котором бывшая супруга обвиняет Сергея Гришина в том, что банкир хочет вернуть подарки, презентованные ей бывшим мужем. Обычно общественное мнение встает на сторону бывших жен. Насколько на сей раз ситуация соответствует общепринятому стереотипу — с «Лентой.ру» своим мнением поделился адвокат истца Алексей Мельников.

«Лента.ру»: Почему Сергей Гришин решил расстаться с Анной Федосеевой?

Алексей Мельников: Брак между Анной Федосеевой и Сергеем Гришиным был заключен 21 марта 2017 года. И просуществовал примерно год. До тех пор пока Сергей Гришин не понял, что он хочет создать семью, а его партнерша по этому браку имеет иные цели. Человек должен хоть что-то вносить в копилку семейной жизни, а в данном случае, к сожалению, девушка думала, что она выиграла лотерейный билет сразу, и ничего такого вносить не собиралась. Поэтому Сергей считает, что брак должен быть признан недействительным, как это допускает статья 27 Семейного кодекса, которая говорит о том, что брак может быть признан судом недействительным, если оба супруга или один из них, вступали в брачные отношения, не намереваясь создать семью.

Строго говоря, речь идет о фиктивном браке, то есть браке для вида. Но в данном случае он для вида только для одной стороны. Потому что мой клиент искренне стремился к созданию крепкой полноценной семьи и делал для этого все возможное. Он осыпал девушку любыми знаками внимания, тратил невероятные деньги, свое время и эмоции. Но понял, что она изначально не собиралась создавать семью.

Что явилось каплей, переполнившей терпение вашего клиента?

Последний каплей, переполнившей терпение Сергея, стал установленный факт измены, который повлек некую попытку разобраться, — как это произошло. И вот только после этого Сергей Гришин понял, что это не вопрос измены, которая случается и в нормальном браке, а что он столкнулся с заранее разработанной схемой, когда жена рассматривала семью как коммерческий проект. Вот как раз это знание и привело моего клиента к мысли, что брак должен быть признан изначально недействительным. Сначала он просто хотел расторгнуть брак. Но ведь по сути семьи так и не было создано исключительно по желанию Анны Федосеевой.

Фото: личный архив адвоката Алексея Мельникова

А что произошло дальше?

Иск находится на рассмотрении в Хамовническом суде города Москвы. 17 декабря прошло очередное заседание, но решение вынесено не было. Следующее заседание суд назначил на 21 января 2019 года. Есть вероятность, что решение будет вынесено на следующем заседании. Каждая сторона будет пытаться доказать свою правоту. Противная сторона наверняка будет настаивать на том, что это банальный брак, в котором одна из сторон имеет свой материальный расчет. То есть да — брак по расчету, но он все же есть.

Я думаю, что так и произойдет. Потому что отрицать, что эта девушка получала миллионы, невозможно, и вопрос только один — как это объяснить. В принципе такие ситуации случаются, когда есть разница в возрасте, в материальном положении, и одна из сторон вступает в брак просто с намерением хорошо жить. Этого запретить нельзя никому. Это такой мотив, он возможен и не является незаконным. А вот если человек вообще не собирается быть нормальной женой, а только как будто выиграла лотерейный билет и начинает себя вести так, как будто Сергей вообще существует вне брака, а ее участие в браке ограничивается получением материальных благ. Если это так, то это очень важно! Тогда ставится вопрос о признании брака недействительным. В Москве таких дел каждый год рассматривается около сотни. Мотивами вступления в фиктивный брак могут быть такие вещи, как незаконное получение российского гражданства, например.

А как возникла сумма в 80 миллионов рублей, которую хочет взыскать с Анны Федосеевой ваш клиент?

Это суммарная стоимость вещей, которые Сергей Гришин не дарил Анне, но которые она, скажем корректно, удерживает. То есть хочу обратить внимание, что это не подарки. Также в эту сумму входят средства, полученные Анной Федосеевой неосновательно. Как это понимать? В данном случае Гражданский кодекс Российской Федерации говорит, что неосновательно поученные деньги или имущество — это то, что получено без жесткого правового основания. Если, например, я хочу кому-то подарить что-то, то я должен составить договор дарения или четко и внятно сказать — я тебе эту вещь дарю, что всегда, как правило, можно доказать свидетелями. Если кто-то нашел на улице кошелек и положил его себе в карман, то никакого правового основания у него сделать это нет, хотя фактически кошелек уже находится у нашедшего. Поэтому настоящий владелец денег вправе потребовать возврат денежных средств в виду неосновательного обогащения. В процессе общения с Гришиным Федосеева по разным основаниям стала удерживать у себя имущество и денежные средства, которые ей не принадлежат, и они должны быть возвращены.

В прессе фигурирует сумма в пять миллионов долларов? Что это за деньги?

Это очень важно подчеркнуть. За время общения с Федосеевой мой клиент потратил на нее сумму, большую чем пять миллионов долларов США. Точную цифру назвать сейчас затруднительно, потому что подарки приобретались в разное время и на рубли, и на доллары США, и на евро, и на швейцарские франки. За это время они побыли во многих местах, где Анна Федосеева получила материальные блага высшего уровня. Так вот эти средства Сергей Гришин не пытается вернуть. Проще говоря, совсем — Гришин не хочет вернуть подарки Федосеевой.

Анна Федосеева Кадр: видео НТВ / YouTube

А как вы можете прокомментировать мотив написания Сергеем Гришиным в сентябре 2018 года заявления с просьбой возбудить уголовное дело против Анны Федосеевой о мошенничестве?

Прежде всего, надо понимать, что гражданское дело о признании брака недействительным и сопутствующий ему иск о взыскании 80 миллионов рублей — это одно дело. Обвинение в мошенничестве — другое, уголовное дело, существующее параллельно гражданскому. Это не одно и то же дело. По моему мнению, сторона ответчика по гражданскому делу и обвиняемой по уголовному намеренно вводят в заблуждение СМИ и создают у общественности впечатление, что Сергей Гришин требует, чтобы Анна Федосеева получила тюремный срок за полученные подарки. Они развернули кампанию, что все женщины мира пишут, что они тоже получали подарки, — и что теперь их надо за это посадить в тюрьму? Это все совершенно не так. Первое, что следует знать, что Сергей Гришин и Анна Федосеева в имущественном отношении являются самостоятельными лицами, о чем между супругами изначально был заключен брачный договор. У них отдельное друг от друга имущество.

Анна предложила Сергею выступить инвестором некоего проекта по созданию продюсерской компании в США и взяла у него на эти цели 600 тысяч долларов. Сергей Гришин, выясняя обстоятельства их семейной жизни, занялся проверкой реализации этого продюсерского проекта. И выяснилось, что и в данном случае имеет место недобросовестность. Деньги потрачены неизвестно куда, и никто возвращать инвестиции не собирается. Хотя Сергей рассматривал этот проект как исключительно коммерческий и хотел получить прибыль. Понимая, что его в данном случае обманули, он обратился в правоохранительные органы.

В декабре этого года появилась информация, что прокуратура намерена закрыть уголовное дело. Каковы ваши комментарии?

Мы в работу прокуратуры не вмешиваемся, не можем это делать и не собираемся впредь. По нашему мнению, факт имел место. А дело правоохранительных органов проверить это, дать правовую оценку и вынести правильное законное процессуальное решение. Когда это решение будет окончательно принято, мы будем его оценивать с нашей точки зрения понимания закона и, возможно, не согласимся. Будем ли мы такое решение обжаловать — я тоже сейчас сказать не могу. Сейчас нет смысла обсуждать то, что еще не произошло.