Кому нужен блокчейн?

Сейчас блокчейн пытаются применить везде и всюду. Одно лишь упоминание этой технологии может поднять цену акций компании. Однако нужен блокчейн не везде и к промышленному внедрению готов плохо. Это не отменяет того, что мы становимся свидетелями новой технологической революции, которая обязательно наступит, но не так быстро, как бы нам этого хотелось.

Блокчейн, на базе которого работает биткоин (Bitcoin), — это децентрализованный реестр транзакций. Каждый узел сети независим, нет центрального сервера, падение одного или нескольких узлов не сказывается на работоспособности сети. Чтобы децентрализация была настоящей, ноды сети должны быть раскиданы по всему миру. На сегодняшний день 42% блокчейна сети Bitcoin сосредоточились в руках китайской корпорации Bitmain. С одной стороны, есть и оставшиеся 58%, с другой — что это за децентрализация?

Если посмотреть на сеть Ethereum, второй по популярности блокчейн, распределение узлов сети будет другим — роль Китая тут несущественна, большая часть узлов находится в США. Но есть другая проблема — скорость работы. Многочисленные игры, вроде CryptoKitties, ICO и прочие формы активного использования Ethereum нагружают сеть, и она не может справиться с обработкой большого числа транзакций. Это приводит к повышению их стоимости и делает непригодным для промышленного использования: когда скорость работы и цену нельзя предсказать — на такой платформе можно только развлекаться.

Для интеграции блокчейна в бизнес публичные решения плохо подходят. И тут на помощь приходят крупные игроки. Пожалуй, самый удачный год выдался у компании IBM c продуктом Hyperledger. Новости о том, что компания выиграла тот или иной тендер, появляются раз в неделю.

В Саудовской Аравии блокчейн попробуют использовать в разных аспектах государственной деятельности: от регистрации юридических лиц до идентификации граждан.

В Австралии Hyperledger будет использоваться для обеспечения безопасности государственных данных. В Таиланде — для улучшения работы банков, в Нидерландах — для контроля логистических процессов.

Примеров можно приводить много — у IBM более 400 коммерческих клиентов по всему миру. Следом за IBM — Microsoft, с продуктом Azure. На пару с IBM они делят больше половины рынка, остальное размыто среди небольших игроков, число которых растет.

Начать использовать коммерческий блокчейн можно двумя способами: либо скачиваете открытый исходный код, модифицируете и разворачиваете на своей инфраструктуре, либо пользуетесь услугами компании-производителя. Если в первом случае это традиционно бесплатно — криптовалютный мир старается поддерживать открытый исходный код, — то во втором придется выложить круглую сумму за интеграцию.

«XXX переходит на блокчейн» — пожалуй, самый популярный заголовок отраслевых и деловых СМИ. Стоит представителю относительно крупной компании произнести это магическое слово — журналисты бегут сообщать об этом как о свершившимся факте.

На практике все не так радужно: большинство интеграций — пилотные проекты. Они работают рядом с существующими решениями, к ним присматриваются, тестируют, изучают, отчитываются об успешных транзакциях — говорить о том, что какая-то крупная компания реально поменяла свою основную технологию — пока рано.

Где внедряется блокчейн

Даже эталонный пример, De Beers, использующий платформу на базе блокчейна для отслеживания логистики алмазов, делает это для пары десятков крупных камней.

Как только появляется что-то новое, революционное и обладающее не только технологическим, но и медийным значением — это что-то пытаются прикрутить к любому процессу. Иногда в качестве эксперимента — а вдруг это приведет к принципиальным изменениям бизнеса, иногда — просто ради хайпа и чтобы перед друзьями не было стыдно (Как? У вас нет блокчейна? Какие-то вы немодные). Консультанты из большой четверки лишь подзадоривают — 75% крупных компаний интересуются блокчейном! Как не вписаться в эту историю.

Но пора признать. Блокчейн нужен не всегда и не везде. Не все сектора экономики нуждаются в распределенном реестре, и далеко не везде, интеграция приведет к значительному сокращению издержек или принципиальному повышению капитализации. Но есть и отрасли, где эта технология может произвести революцию.

То, что на английском называется public sector, русскому человеку более понятно как государство или бюджетные деньги. Это, пожалуй, главная отрасль, где блокчейн может сыграть решающую роль. Где нужен независимый модератор, независимое хранилище данных, которые нельзя редактировать, — так это в государстве, пронизанном коррупцией и политическим влиянием на многочисленные реестры.

Самый яркий пример, который уже преподают в вузах — перевод земельного реестра Грузии на блокчейн, которым занималась компания BitFury. В этом случае повышается надежность, сокращаются издержки на администрирование и, главное, подменить бумажку или внести какие-то незаконные исправления уже нельзя — блокчейн все хранит и все помнит. Так что даже если у кого нибудь появится желание что-то подправить — это будет отражено в логах.

Прозрачность и невозможность модификации могут помочь и в других сферах. Идентификация личности, хранение персональных данных, многочисленные реестры, — от недвижимости до судебных дел. И главное, чего так не хватает во многих странах, — голосование. Технология обеспечивает прозрачные результаты, которые не могут быть модифицированы третьей стороной. Все это не отменяет условные «карусели», подкуп избирателей и другие способы влиять на электоральный процесс, но как минимум на уровне системы гарантирует честность.

Тот факт, что модератором становиться компьютер, а не человек, сильно повышает прозрачность и качество наших отношений. Высказывать претензии независимому алгоритму сложнее, чем человеку. Бездушной машине все равно, ее задача — все посчитать и отразить результат на экране.

Другая отрасль, где блокчейн уже нашел свое применение — это логистика в сельском хозяйстве. Осуществлять контроль над поставками продуктов пробуют все. Уже есть эксперименты по записи в блокчейн пути кофейных зерен, от плантации до обжарки и упаковки. В Англии блокчейн привязали к скотобойням. Учитывая, что любая скотина на высокотехнологичных британских фермах оснащена датчиками, записать ее путь от рождения до появления на прилавке крупной торговой сети уже не так сложно. Для потребителя и для производителя это контроль качества и гарантия того, что «за время пути собака могла подрасти».

Есть и фармацевтический пример — экспериментальный трекер онкологических препаратов, который разрабатывает FedEx. Примеров уже так много, что с логистикой и транспортом тему можно особо не развивать.

Управление авторскими правами и влияние новых технологий на мир искусства вызывают громкие дискуссии. Блокчейн — готовый провенанс. Где как не в распределенном реестре хранить историю владения картиной.

Токенизация — привязывание физического объекта к цифровому токену — дает возможность построить систему быстрой переуступки прав. Конечно если мы говорим о покупке красивой безделушки, которая будет украшать дом, — новомодные технические решения неактуальны.

К чему приведет «токенизация всего»

Но если это массовая торговля предметами искусства — цифровой токен может стать понятным деривативом. Как всегда, главная проблема — желающих выйти на этот рынок масса, а он требует централизации и активного регулирования. С подделками не могут справиться без всяких блокчейнов.

То же касается и фиксации авторства. На разработки, которые позволят хранить хэш свежесозданного цифрового произведения, картины, фотографии, 3D-модели или любой другой формы искусства, претендуют и монстры и независимые разработчики.

Например, сервис CastArt работает предельно просто: загружаете объект в блокчейн — получаете уникальный хэш, которым всегда можете подтвердить факт создания или владения искусством. Все это прекрасно и интересно, но арт-рынок консервативен, и до появления промышленных решений, добавляющих ценность, очень далеко.

Посмотрим на сектор договорных отношений между людьми и компаниями. Технология смарт-контрактов — скриптов, исполняемых при соблюдении тех или иных условий, — казалось бы, должна оставить юристов без работы. В теории да — но и контракты надо кому-то писать, и аудит этих контрактов кто-то должен проводить. И сколько бы ни размышляли о том, как легализовать этот процесс, говорить о том, что многочисленные адвокаты не нужны, рано.

И, наконец, финансы. Консорциумы, такие как R3, объединяют банки для проведения трансграничных транзакций, SWIFT уже чувствует приближение блокчейна. Mastercard подает патентные заявки, которые в будущем станут основой изменения крупнейшей платежной системы. Платежи между частными лицами — уже реальность. Банки становятся крупнейшими держателями профильных патентов. Вот где по-настоящему меняется мир!

Несмотря на волатильность курсов, все те, кто имеет хоть какое-то отношение к деньгам, стараются предоставить услуги на блокчейне. Причина тому — не только желание бизнеса внедрить новые технологии, но и требования клиентов, вера в будущее, которая оказывается сильнее, чем в прошлое.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции