Dr. Doom против Mr. Ethereum: Когда инженер и экономист сталкиваются в мире криптовалют

Какие выводы можно сделать из дискуссии Нуриэля Рубини и Виталика Бутерина.

Экономист Нуриэль Рубини, которого за предсказание финансового кризиса 2008 года прозвали Dr. Doom, обменялся резкими словами с криптовалютным гуру и основателем Ethereum Виталиком Бутериным. Подводя итог их эпическому спору, можно сказать, что оба они в чем-то правы, но каждый смотрит на вещи по-своему. Конфликт между ними носит фундаментальный, даже можно сказать философский характер.

Все началось с выступления Рубини на слушаниях сенатского комитета по банковской деятельности, состоявшегося в среду. Профессор Нью-Йоркского университета, давно известный своим негативным отношением к виртуальным валютам и блокчейну, на этот раз обрушился на эту индустрию с особенно жесткой критикой.

«Мошенники, аферисты, преступники, шарлатаны, криптовалютные киты и обиралы с инсайдерской информацией вселили в ничего не подозревающих розничных инвесторов FOMO (страх упустить свой шанс) и втюхали им жульнические и ничем не обеспеченные активы на пике хайпа, которые обесценились всего через несколько месяцев. Этот финансовый пузырь лопнул с небывалым треском».

Он привел все привычные аргументы противников криптовалют: у них нет никакой внутренней стоимости; сборы за проводимые в них транзакции слишком велики для микроплатежей, из-за чего их бессмысленно использовать как замену деньгам; их производство требует слишком большого расхода энергии.

Рубини заявил, что самая популярная криптовалюта в мире биткоин (Bitcoin) по природе своей является дефляционной, так как у нее ограничена эмиссия (в условиях растущей экономики это означает, что цены, установленные в биткоинах, обязательно будут падать), и что «у большинства других криптовалют механизм эмиссии произвольный, а это хуже, чем любая фиатная валюта».

Рубини сослался на исследование, согласно которому почти четыре пятых всех ICO оказались аферами. По его словам, криптоэкономика расцветает в странах с неоднозначными юридическими системами, таких как Китай и Россия, и что в результате создается «большее экономическое неравенство, чем в Северной Корее».

Что касается блокчейна, то он, по словам экономиста, не может считаться революционной технологией, потому что основанные на блокчейне финансовые решения не являются масштабируемыми, полностью децентрализованными или безопасными.

Короче говоря, выступление Рубини стало полномасштабной атакой на криптовалюты, хотя аргументов он привел не так много. Однако Рубини позволил себе также многочисленные личные нападки на Бутерина, обвинив его в том, что он так и не смог создать масштабируемую систему, которую обещал сделать еще в 2013 году, и даже раскритиковав код платформы Ethereum, якобы полный багов.

Бутерин немедленно отреагировал на эти слова, подвергнув сомнению компетенцию самого Рубини. В своем Twitter он написал:

«Официально предсказываю, что до 2021 года случится очередной финансовый кризис. Не потому, что у меня есть какая-то информация или я действительно в это верю, а потому что так у меня есть примерно 25-процентный (или сколько там) шанс на то, чтобы потом меня все признали „гуру, предсказавшим последний экономический кризис“».

После этого между Бутериным и Рубини завязалась дискуссия в Twitter, которую точнее всего можно определить как «спор между экономистом и инженером». Не то чтобы они говорили на разных языках, но близко к этому.

Например, Рубини обрушился с критикой на шардинг — технологию, позволяющую ускорить обработку транзакций в блокчейне — назвав его vaporware (термин, обозначающий несуществующее ПО). Криптоэнтузиасты сразу указали ему на то, что Google использует шардинг в облачных вычислениях.

С другой стороны, Бутерин так и не смог опровергнуть слова Рубини о том, что в настоящий момент криптовалюты бесполезны в качестве финансовой технологии; по сути, его ответ свелся к тому, что ведется поиск решения этих технологических проблем.

Эта дискуссия продемонстрировала фундаментальные различия в мировоззрении ее участников. Экономист смотрит на текущее положение дел и видит знакомую ситуацию: перегретый пузырь, в котором рост активов не подтвержден фундаментальными факторами, и крайне несовершенная технология, на данный момент уступающая существующим решениям. (Рубини упоминает таких лидеров финансово-технологического сектора, как PayPal и Alipay).

Инженер же видит интересную техническую задачу — в данном случае, исключение из финансовой системы центрального органа, отвечающего за подтверждение и сертифицирование транзакций и всех видов контрактов, — и начинает работать над ее решением.

Для экономиста важно то, что сейчас эта технология постоянно проваливается, и его тревожит множество мошенников в этой области. Для инженера неудачи — это просто новые данные, а аферисты его не волнуют.

В данном случае Рубини позволил себе еще и личные выпады, но Бутерин быстро (и спокойно) ему ответил. Будучи основателем второй по капитализации криптовалюты в мире после биткоина, он не является простым миллиардером, разбогатевшим на криптовалютном хайпе, и, благодаря блокчейну, его транзакции относительно прозрачны.

Впрочем, все это не имеет значения. В нашем мире, где все большую роль играют технологии, важна только разница в философском подходе. Хотим ли мы пользоваться привычной технологией, при которой все будет идти, как и прежде, разве только чуть с большей эффективностью, или мы готовы опробовать технологию, которая пытается изменить саму систему, в который мы взаимодействуем друг с другом?

Это вопрос, который нам нужно задавать себе как можно чаще — он относится и к генной инженерии, и к беспилотным средствам передвижения, и к общению и коммерческим отношениям, лишенным конфиденциальности, и к возможному применению блокчейна.

По большей части я придерживаюсь в этих вопросах консервативной точки зрения, но также понимаю и уважаю инженеров, которые готовы переступать через существующие границы.

Даже если, как предсказывают некоторые аналитики, криптовалютный рынок обрушится, инженеры продолжат работать над этими технологиями. Криптовалюты могут исчезнуть и вернуться вновь; подобное уже не раз происходило. Вспомните электроавтомобили, планшеты и виртуальную реальность. Умные деньги — это не хайп, а исследования и большая работа.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: Bloomberg View