Разговор с людьми о ценах: может ли Центробанк управлять инфляционными ожиданиями

Фото Andrey Rudakov / Bloomberg via Getty Images

«Индекс потребительских цен», используемый Банком России для таргетирования инфляции, так и не превратился в понятный всем стандарт, и обнародуемые цифры не вызывают доверия у населения. Как Центробанку добиться взаимопонимания с обществом?

Банк России на своем сайте говорит, что его цель — это «инфляция вблизи 4%». Недавно вышли данные по опережающему индексу PMI обрабатывающих отраслей за сентябрь, и они очень слабые — ниже 47 из 100, самый низкий уровень с 2009 года. Вероятно, этот сигнал замедления деловой активности — шанс на то, что инфляция будет снижаться. Удержать ее «вблизи» 4% реалистично, однако интересно, какое отклонение следует считать соответствующим расплывчатому описанию «вблизи», и будет ли понятна даже достаточно разбирающемуся человеку такая словесная конструкция.

Возможно, Банку России нужно перейти на какой-то другой индикатор изменения цен? Например, ФРС, которая в 2012 году решила окончательно объявить о цели по инфляции в 2%, использует для этого так называемый индекс PCE — «персональных потребительских расходов». При этом ФРС старается смотреть на субиндекс PCE: из него исключены расходы на еду и энергию, стоимость которых наиболее волатильна. В России эти расходы также подвержены большой изменчивости: российская дефляция некоторых месяцев 2019 года определялась в большой степени более ранним урожаем и ценами на продовольственные товары, но она мало связана с трендами общего уровня цен.

А вот недавняя новость про инфляционные ожидания: они снизились параллельно инфляции, на этот раз до 8,9%. Это значительно выше ожидаемых 4%. Такое отклонение объясняется тем, что людей больше всего волнует увеличение стоимости одежды, обуви и детских товаров. При этом население почти игнорирует отсутствие роста цен на услуги или их снижение на часть продовольственных товаров. Для большинства участников опроса рапортуемая Росстатом инфляция — нечто далекое, неточное и непонятное. Потребуется время, чтобы все привыкли к правильности методологии подсчета.

Пока россияне не до конца понимают, что такое инфляция. Например, ФОМ обычно старается задавать вопросы про «изменение цен», а не про инфляцию: отвечать на вопросы про деньги и рост цен проще. Проверка финансовой грамотности от Минфина показывает схожие результаты: школьники в 2015 году правильно ответили на вопрос про инфляцию меньше, чем в половине случаев. Хочется, чтобы простые слова сайта Банка России про ИПЦ стали понятны всем, а потом можно будет думать про переход к другим показателям.

Нужно ли ЦБ активнее обсуждать инфляцию?

Кто виноват в том, что домозяйства не разбираются в инфляции, и что с этим делать? Есть ли какие-то способы поменять коммуникацию?

Вот, к примеру, интересные результаты, показывающие, от кого в США слушатели лучше готовы воспринимать информацию, а кого слышат хуже. Группа ученых в 2019 году решила выяснить, что происходит, если гражданам США давать читать материалы напрямую от ФРС или от уважаемых СМИ. Респондентов спрашивали, какие, по их мнению, инфляционные цели установлены ФРС (напомним, что на самом деле этот показатель равен 2%). На рис. 1 показано распределение опрошенных, чьи ответы попадают в каждый из интервалов (от 1% до 2% , от 2% до 3% и т. д.). С учетом средней американской инфляции около 2% — это довольно сильный разброс мнений, причем 40% уверены, что инфляционные цели ФРС «больше 10%». Таким образом, степень непонимания населением политики регулятора схожа с той, что наблюдается в России.

Рис. 1. Распределение мнений опрошенных об инфляционной цели ФРС США. O. Coibion, Y. Gorodnichenko, M. Weber, 2019

Но самое удивительное произошло после того, как опрошенным сообщили о реальном значении показателя. Если участники читали коммюнике ФРС, или если им рассказывали о целях по инфляции, или даже показывали значения инфляции в недавние периоды времени, они сильно корректировали свои взгляды на будущее поведение цен, в среднем снижая ожидания на 1,2%. Это существенное изменение, особенно для тех, кто представлял себе цели ФРС совершенно неправильно. При этом если они читали статью в заслуживающем доверия СМИ, то корректировка оказывалась в два раза ниже! Таким образом, связанная напрямую с ФРС коммуникация давала значительно более сильный эффект.

Возможно ли воспроизвести подобную историю в России? Например, ввести программу на федеральном канале, которая помогла бы всем россиянам лучше понять цели Банка России, их отличие от задач правительства, отличие Центробанка от Сбербанка (да, многие их путают, еще как!), наконец, тот факт, что МВФ не управляет Банком России напрямую. Как отмечают коллеги, в России не очень высок уровень доверия к организациям, включая банки (им доверяет всего 38% населения) и государственные органы. Любопытно, что в США ситуация не то чтобы сильно лучше — кажется, что только около 20% граждан понимает, чем занимается ФРС. Может быть, коммуникация через федеральные СМИ могла бы значительно изменить ситуацию к лучшему.

Можно ли и нужно ли ЦБ управлять инфляционными ожиданиями?

Может оказаться, что инфляционные ожидания, которые Банк России старается заякорить/привести на уровень 4% — это очень эффективный способ управлять и деловой активностью. Например, если экономика замедлилась и при этом ЦБ способен убедить рыночных агентов, что будет успешно бороться за повышение инфляции, то фирмы и домохозяйства могут быстрее вернуться к займам и инвестициям. Как показывает упомянутое исследование, в США и других развитых странах люди просто игнорируют происходящее с ценами — ну как могут почти 40% отвечать «больше 10%» в ответ на вопрос «каковы цели ФРС по инфляции»? Поэтому так уж легко повлиять на рынок не получается: люди не читают сайт ЦБ, игнорируют высказывания про него в СМИ, и хороший канал воздействия пока отсутствует.

Хочется при этом напомнить, что вообще в мире инфляция снижалась последние десятилетия во всех странах, как на развитых, так и на развивающихся рынках (рис. 2). Это указывает, что успехов у ЦБ хватает, а вот их донесение до людей — все еще непостоянное и неполное.

Рис. 2. Снижение инфляции в развивающихся экономиках в 1990-2018 гг. K. Daly, L. O’Doherty, 2018

Таким образом, вопрос коммуникации и открытости, а также использования федеральных каналов распространения информации — вероятно, ключевой для следующего десятилетия. Чем лучше будет гражданам понятна деятельность ЦБ, тем проще будет и влиять на экономику, а для этого могут потребоваться новые нестандартные шаги. Например, подобные тем, что предпринимает Банк России на своем блог-сайте.

Переход к другому индексу инфляции пока не кажется важной задачей, в том числе из-за непонимания ИПЦ россиянами. Однако скорее всего Банку России нужно будет еще больше говорить напрямую с гражданами, что может помочь усилить управление инфляционными ожиданиями. С другой стороны, пока вопрос понимания действий ЦБ не решен и в развитых странах, так что работы предстоит много.

Удивительная инфляция. Почему рост цен пока ниже прогнозов ЦБ
ЦБ вышел на уровень «нейтральной ставки». Как власти будут влиять на экономику дальше?

Источник