Путин против подорожания авиабилетов. Почему «Аэрофлот» не сможет выполнить наказ президента

Фото Сергея Ведяшкина / Агентства городских новостей «Москва»

На заседании президиума Госсовета Владимир Путин посетовал генеральному директору «Аэрофлота» Савельеву, что рост цен на авиабилеты опережает инфляцию. Если отрасль прислушается к популистской реплике президента, пассажиры могут заплатить за это высокую цену

Укоризненная путинская реплика, обращенная к гендиректору «Аэрофлота» — «Виталий, больше инфляции — 7% рост!» — заставила вздрогнуть многих отраслевых экспертов. Инфляция по I полугодию, действительно, составила 5,1%, а 7% — таков, по данным Минтранса, общий уровень роста стоимости авиабилетов не только в «Аэрофлоте», но и во всей отрасли. Откуда у главы государства возникла мысль, что эти цифры не должны отличаться, сказать сложно. Но можно не сомневаться, что теперь лидер отрасли будет стремиться «привязать» стоимость билетов на свои рейсы к этому показателю. Насколько такое руководящее указание исполнимо — совсем иной вопрос. Но даже попытка это сделать может обернуться серьезными проблемами.

Тут стоит задаться фундаментальным вопросом: а что же такое эта инфляция? С чем ее едят и, главное, как считают?

Как измеряют инфляцию

Для начала обратимся к авторитетному мнению Центробанка. «Когда говорят об инфляции, обычно имеют в виду индекс потребительских цен (ИПЦ), который измеряет изменение во времени стоимости набора продовольственных, непродовольственных товаров и услуг, потребляемых средним домохозяйством (т. е. стоимости «потребительской корзины» — с точки зрения макроэкономической теории это разные понятия – А. Х.). Выбор ИПЦ в качестве основного индикатора инфляции связан с его ролью как важного показателя динамики стоимости жизни населения. Кроме того, ИПЦ обладает рядом характеристик, которые делают его удобным для широкого применения — простота и понятность методологии построения, месячная периодичность расчета, оперативность публикации».

Итак, для простоты понимания: это условный расчетный показатель того, насколько дороже стала жизнь усредненного человека в стране.

Методика действительно проста. Создается список товаров и услуг–респондентов, в нем 504 единицы: от №1 — «Говядина (кроме бескостного мяса), кг» — до №504 — «Пользование общественным туалетом, посещение». В их числе есть вещи экзотические, например, «Рытье могилы ручным способом на новом месте захоронения, услуга» (№406). В этом нет ничего смешного: индекс потребительских цен охватывает весь спектр не только жизни, но даже смерть человека и все связанные с нею расходы.

Есть в списке и авиация. №418: «Полет в салоне экономического класса самолета, в расчете на 1000 км пути».

Каждому товару или услуге присваивается свой вес в этом расчетном индикаторе. Мясо, конечно, «весит» больше, чем рытье могил и даже полет в эконом-классе. Все-таки едим мы чаще, чем умираем и летаем.

Затем ежемесячно в определенный промежуток времени специально обученные люди ходят в магазины и предприятия сферы услуг (минимум в пять по каждой позиции) различных городов (тоже определенных заранее) всех субъектов федерации и фиксирует цены. Выбор городов не случаен. Например, в Краснодарском крае это Краснодар, Армавир, Ейск, Новороссийск, Туапсе. И никакого Сочи, где цены искажены туристическим спросом.

Ходят переписчики не по бутикам, а по рядовым, но опять-таки заранее определенным магазинам, как в центре городов, так и обязательно на окраинах. При переписи им все равно, импортный это товар или отечественный, влияет на его цену курс рубля или нет. Этот существенный факт мы запомним. Главное, что это именно «говядина бескостная», и продается она в том же рядовом гастрономе, а не в лавке элитного мяса на наиэлитнейшем рынке.

Далее ценовые изменения агрегируют в соответствии с весами товаров и услуг. В итоге получается то, что называется индексом потребительских цен (измеряется в процентах), а в просторечии зовется «инфляция».

Почем билеты?

ИПЦ — некий очень общий макроэкономический показатель, который нужен скорее для аналитики и планирования, чем для описания чего-либо из жизни человека или тем более целой отрасли. Представим себе, что лично вы не едите «продукцию предприятий общественного питания быстрого обслуживания (сэндвич типа «Гамбургер»)», № 122 в списке товаров и услуг-респондентов, а также не одеваете детей дошкольного возраста, которых у вас нет (№158-165). А еще вы не покупали в этом месяце или году «легковой автомобиль импортный подержанный (№323), не ездили в Турцию, Испанию, Финляндию, Францию, Германию, Китай, а также по городам Европы на автобусе (№471-477). А вместо этого сгоняли на распродажу в Италию, где и купили всю одежду себе и своей семье, используя старую еврозаначку, сделанную еще тогда, когда курс был не 70, а 50. В этом случае лично для вас ИПЦ — очень абстрактный показатель. Если все же вы едите «сэндвич типа «Гамбургер», но не во всемирно известной сети, а в новомодной бургерной, куда переписчики цен не ходят по методологическим соображениям, то опять-таки эта «инфляция» немного не о вас.

Тоже самое можно с уверенностью сказать и об авиаперевозках. Уровень инфляции соотносится с их стоимостью примерно так же, как средняя температура больного в больнице с количеством выздоровевших в ней.

От чего же реально зависит стоимость авиаперевозок? Это не просто баланс спроса и предложения, как нас учат макроэкономисты. Упрощенная формула выглядит так: покрытие всех понесенных расходов плюс определенный и очень небольшой для этой отрасли уровень прибыли (в идеале необходимой для развития бизнеса и даже выплаты дивидендов, в том числе государству). И здесь нужно обратиться к отчетности того же «Аэрофлота».

С учетом некоторой местной специфики экономика авиакомпаний во всем мире примерно одинакова. Около трети себестоимости составляют расходы на авиатопливо. Они у компаний Группы «Аэфрофлота» выросли за I полугодие 2019 года на 20% по сравнению с прошлым годом. На втором месте операционный лизинг (аренда, ибо практически все авиакомпании именно арендуют, а не покупают самолеты) воздушных судов — примерно 15% себестоимости. Рост этой статьи расходов за полугодие около 30%. Примерно такая же доля расходов приходится и на обслуживание воздушных судов в аэропортах и на трассе — рост примерно 25%.

Внимание: цифр близких ни к 7%, ни к уровню потребительской инфляции (5,1%) в отрасли не видно! Зависят же эти статьи расходов от трех глобальных факторов: курса национальной валюты, соотношения основных мировых валют и, главное, цены на нефть.

Лизинг в долларах (парк у нас в основном иностранный), летает «Аэрофлот» в основном в Европу (пара евро-доллар). Что происходит с ценами на топливо на заправке, знает любой автомобилист. Когда нефть в мире дешевеет, бензин в нашей стране дорожает, потому что тут же падает рубль, и часто сильнее, чем дешевеет нефть. Иначе начнет страдать бюджет. И тогда для авиакомпаний возникает двойная нагрузка: и лизинговые платежи в рублях становятся больше, и на авиакеросин, как минимум, меньше не уходит.

Четвертой важнейшей статьей расходов (примерно те же 15%) являются расходы на оплату труда. Это не только непосредственно зарплаты, но пенсионные и социальные отчисления (около 30% от фонда оплаты труда). Эта статья за полгода прибавила не так сильно — 8,5%.

Но это лишь следствие искусственного ограничения на перемещение наших летчиков в другие страны (Росавиация просто не дает подтверждения их документов за рубеж). Ведь профессия пилота космополитична, уровень зарплат исчисляется в валюте и есть места, где он существенно выше при нынешнем курсе доллара к рублю. Т. е. опять-таки вмешивается валютный фактор.

Самое время напомнить, что билеты продаются у нас за рубли, платежеспособный спрос достаточно ограничен, а основа расходов — валютная. И как это можно сравнивать с потребительской инфляцией, которая, как было сказано выше, впрямую вообще не обращает внимания на валютный фактор?

Заметьте, ни одна из значимых составляющих себестоимости крупнейшей авиакомпании страны (о прибыли мы вообще не говорим) не росла темпами ниже, чем инфляция.

Почему авиабилеты, стоимость которых уже учтена в инфляционной корзине, должны дорожать темпами, не превышающими общий уровень роста цен? Логичного ответа на этот вопрос, думаю, просто нет, тем более в условиях, когда эти цены зависят от внешних факторов больше, чем от воли самих авиаторов. Во всяком случае, в рациональной экономической плоскости.

Вполне можно себе представить, что произойдет, если отрасль всем своим дружным летным составом возьмет «под козырек» и скажет: «Не больше инфляции, товарищ президент!» В прошлом году убытки от авиаперевозок в нашей стране составили рекордные 70 млрд рублей. Любая популистская инициатива, особенно основанная на странных экономических посылах и несравнимых показателях, только увеличит их. В конечном итоге за это заплатит немалую цену налогоплательщик (или пассажир), — но уже в будущем, как это случалось не раз.

Источник