Приведет ли Brexit к отказу Лондона от санкций против России

Фото REUTERS

Выход Великобритании из Евросоюза без сделки будет означать, что Лондону придется опираться на правила ВТО во внешнеторговой политике. Для России это может вылиться в отмену или непродление санкций

В январе 2019 года окончательно решится вопрос, каким образом Великобритания покинет Евросоюз. После череды болезненных переговоров британский премьер Тереза Мэй все-таки остановилась на довольно противоречивом Соглашении о выходе, с лихвой оплаченном отставками членов ее кабинета.

599-страничный документ принял свой окончательный вид 25 ноября на специальной встрече Европейского совета. Британский парламент должен был обсудить его 11 декабря, но в итоге правительство перенесло голосование на следующий год — оно должно состояться до 21 января.

Главная интрига этого обсуждения заключается в том, что, скорее всего, парламентарии не последуют призывам премьер-министра и отклонят соглашение. Это означает no-deal, то есть, говоря по-русски, выход из ЕС без сделки. В этом случае все начнется заново — выражение недоверия премьер-министру, новые выборы, смена правительства, смена лидера Консервативной партии, новый раунд переговоров с Брюсселем и даже второй референдум по выходу из ЕС.

Поразительно, что разгар политического кризиса, усугубленного no-deal, может принести России немалую пользу — есть вероятность, что Великобритания просто не возобновит санкции против страны.

Правовая сторона санкций

Введение или снятие санкций в ЕС регулируется Актом о европейских сообществах, который был принят еще в 1972 году. Пока Великобритания является членом ЕС, она вынуждена следовать этому документу.

Казалось бы, Соглашение о выходе, которое будет обсуждаться в парламенте, предписывает держаться своей собственной политики в этом вопросе. Но оно ничего не говорит о санкциях, лишь бегло упоминая их в 26-страничном приложении, отмечая, что они являются предметом тесных консультаций и многостороннего сотрудничества.

И все бы ничего, но документ предусматривает сохранение членства Великобритании в Таможенном союзе ЕС, а оно подразумевает сотрудничество в вопросах облегчения легальной торговли — настолько тесное, насколько это возможно.

В этом случае маловероятно, что подходы ЕС и Великобритании в отношении санкций будут значительно отличаться. Кроме того, сегодня в британском правительстве достаточно политиков, включая премьер-министра, готовых дать зеленый свет расширению санкций против России просто для того, чтобы отвлечь своих избирателей от текущей неразберихи.

А между тем слепое следование европейским подходам уже принесло урон британской экономике. Европа, кстати, поначалу не была по отношению к России столь категорична, обрушив всю тяжесть своих санкций только на товары, произведенные в Крыму. Правда, потом она расширила ограничения и на российский энергетический сектор.

Великобритания поступила жестче, предложив ограничить российским государственным банкам и крупным предприятиям доступ к финансовым операциям на Лондонской фондовой бирже, а заодно и взаимодействие с лондонским Сити — одним из крупнейших финансовых центров в мире.

Двусторонний ущерб

То, что жесткие подходы дорого обходятся, подтверждают цифры. Согласно данным, опубликованным на сайте российского посольства в Великобритании, в 2014-2016 годах объем двусторонней торговли постоянно уменьшался, в 2016 году он упал на 8% и достиг $10,4 млрд. А вот Германия, несмотря не серьезное ухудшение отношений и введенные санкции, остается для России одним из важнейших торговых партнеров (входит в топ-3) — объем двусторонней торговли между странами в этом году приблизился к $60 млрд.

Все совместные проекты, такие как российско-британский комитет по торговле и инвестициям, а также энергетический диалог на высоком уровне были заморожены по инициативе Лондона. В 2017 году и первой половине 2018-го началось восстановление — двусторонний торговый оборот вырос в годовом выражении почти на 23%, до $12,8 млрд, а потом еще на 19%, достигнув $6,9 млрд за январь-июнь 2018 года.

Такая ситуация крайне неудовлетворительна еще и потому, что страны тесно связаны — свыше 600 британских компаний оперируют на территории России. Российские компании, в свою очередь, присутствуют во многих секторах британской экономики — финансах, энергетике, ретейле, машиностроении, металлургии, добыче полезных ископаемых, транспорте, фармацевтической промышленности и недвижимости.

По данным Santander Trade Portal, Великобритания наряду с Германией, Кипром и Люксембургом входит в топ-10 крупнейших источников иностранного инвестирования в России — в 2017 году на нее пришлось примерно 3,7% от общего потока инвестиций, или $25,3 млрд. В 2014 году, до наложения санкций, свыше 10% элитной недвижимости в Лондоне было куплено россиянами.

Cейчас мы наблюдаем восстановление спроса на британскую недвижимость — из-за падения курса фунта стерлингов она выглядит привлекательнее, и российские инвесторы продолжают ее покупать, несмотря на крайне смутные перспективы. И все-таки пока никто не подсчитал, сколько упущенных торговых возможностей принесла обеим странам санкционная война.

Два сценария

Вопрос сегодняшнего дня — что перевесит чашу весов: deal или no-deal — пока открыт. В первом случае в отношении антироссийских санкций все останется по-прежнему. Однако, на наш взгляд, no-deal является более вероятным сценарием.

При его реализации европейские торговые соглашения автоматически перестанут действовать, и Великобритании придется опираться на правила ВТО (Всемирной торговой организации), где, в отличие от ЕС, нет политической повестки, что по факту может означать для России отмену или непродление санкций.

Радует и то, что, несмотря на страх британского истеблишмента, негативные прогнозы Банка Англии, призывы журнала The Economist оставаться в ЕС, в марте 2019 года Великобритания снова станет суверенной страной и ей не придется слепо следовать принципам Евросоюза в таких серьезных вопросах, как экономические санкции против других государств.

И, может быть, наступит день, когда следующему британскому правительству нужно будет думать об улучшении отношений с Россией и об аннулировании санкций, которые, как показывает практика, являются предвзятыми, узконаправленными и имеют сомнительную экономическую эффективность.

Источник