Обманчивая стабильность: почему не стоит верить в оптимистичный прогноз на 2020 год

Фото Валерия Матыцина / ТАСС

Главными чертами 2019 года как в России, так и в мире стали слабый экономический рост, низкая инфляция, снижение ставок и стремительный рост стоимости финансовых активов. Сохранение этих трендов подталкивает к оптимистичному прогнозу, однако невозможно игнорировать тревожный набор дисбалансов и рисков, накопившихся в мировой экономике

Прежде чем говорить об ожиданиях на 2020 год, следует посмотреть на итоги уходящего 2019 года, который вышел крайне неоднозначным, как для мировой, так и для российской экономики. Этот год мы завершаем с самым слабым ростом мировой экономики за последнее десятилетие, он же является одним из лучших для большинства классов финансовых активов (кроме ресурсных).

Низкий рост и высокий доход

Разрыв между динамикой финансовых рынков и экономикой во многом обусловлен стремительным разворотом денежно-кредитной политики ключевых центральных банков мира. Если в конце 2018 года ожидали три повышения ставок в США до 3,0-3,25%, то через год мы увидели три понижения и ставку 1,5-1,75%. Ставки снижали ЕЦБ, Народный банк Китая, Банк России и Банк Бразилии, — впервые за десятилетие более половины центральных банков мира снизили свои ставки. Одновременно центральные банки нарастили предоставление ликвидности на рынок.

Все это происходило на фоне сокращения мировой торговли, которое произошло впервые с кризиса 2008 года и стагнации мировой промышленности, причиной которых стали «торговые войны». Сформировался еще один фундаментальный разрыв, когда спад торговли и стагнация в промышленности в большинстве экономик сопровождались устойчивым ростом сектора услуг. Отчасти это обусловлено бюджетной поддержкой: 20 крупнейших экономик (по номинальному ВВП) нарастили совокупный дефицит бюджета с 3,5% до 4% ВВП. Обеспечить рост китайской экономики выше 6% в 2019 году удастся в основном благодаря активной бюджетной политике и наращиванию дефицита.

На фоне повышения налогов, достаточно жесткой бюджетной и денежно-кредитной политики российская экономика продемонстрировала достаточно слабый экономический рост, но это было вполне ожидаемо. Во второй половине года ситуация улучшилась на фоне более активного расходования бюджетных средств и снижения ставок Банком России с 7,75% до 6,25%. Денежный дождь от мировых центральных банков не обошел стороной и российский финансовый рынок: только в сектор госдолга от нерезидентов за 11 месяцев года пришло более $22 млрд, из которых более $16 млрд — в рублевые ОФЗ. Приток иностранного капитала на российский финансовый рынок практически полностью компенсировал экспортные потери от снижения цен на энергоресурсы, что обеспечило устойчивый курс рубля в течение всего года и укрепление курса к концу года. Приток капиталов нерезидентов на фоне снижения ставок Банка России привел к стремительному снижению доходности гособлигаций во втором полугодии.

Отдельно стоит сказать об инфляции, которая оказалась значительно ниже ожиданий во втором полугодии мы увидели замедление месячных приростов цен до 0,2% м/м, что соответствует годовой инфляции около 2,5%. В таких условиях текущие ставки Банка России на уровне 6,25% по-прежнему выглядят чрезмерно высокими.

В целом, ситуация в России мало отличалась от мировых тенденций: слабый экономический рост, низкая инфляция, снижение ставок и стремительный рост стоимости финансовых активов.

Обманчивый 2020-й

Если просто транслировать текущие тенденции на следующий год, прогноз выйдет весьма оптимистичным. Американские власти перед выборами будут стремиться удержать экономику и рынки на плаву. В США не исключено снижение налогов для среднего класса, политический цикл обойдется без больших неожиданностей, при ухудшении экономической ситуации ФРС продолжит стимулирующую политику вернувшись к снижению ставок весной-летом. Торговые трения в преддверии выборов в США станут более мягкими с намеками на решение вопроса.

Еврозона смягчит отношение к бюджетным дефицитам и согласится разумно расширить бюджетное стимулирование экономики. Китай приложит все усилия для того, чтобы удержать экономический рост вблизи плановых 6%, и не допустит ухудшения ситуации в финансовом секторе. Политические страсти в Латинской Америке улягутся и не окажут влияния на платежеспособность экономик, а Индия сможет остановить стремительное замедление экономического роста. Ближний Восток продолжит бурлить, но без серьезных последствий для рынка нефти.

Долги продолжат стабильно расти, ставки и инфляция останутся низкими, мировая торговля перестанет сокращаться и темпы роста мировой экономики стабилизируются и даже немного ускорятся. Основные фондовые индексы подрастут еще на 5-10%. Российская экономика ускорится на фоне более активного освоения бюджетных средств и использования ФНБ (около 1,5% роста ВВП), стабильного курса (около 65 рублей за доллар), стабильной нефти ($60-$65 за баррель), устойчивой инфляции (3-3,5%) и постепенного снижения ставок (5,5-6,0%). В общем-то это и есть текущий консенсус ожиданий относительно перспектив 2020 года.

Такой прогноз приятно положить под новогоднюю елку и выпить за него бокал шампанского под куранты и фейерверки. К сожалению, в мировой экономике накопился такой набор дисбалансов и рисков, который невозможно игнорировать.

Фундаментальный разлом между стагнирующими доходами среднего класса и высокими прибылями корпораций (и их состоятельных владельцев) продолжит генерировать социальный запрос на изменения в мире, что выразится в росте влияния популистских идей на политику. В новый год мир входит с разрывами между материальной и нематериальной экономиками, между слабой экономикой и историческими максимумами на многих финансовых рынках. И эти разрывы придется начинать закрывать уже в следующем году.

Мировая экономика продолжает расти за счет активного наращивания долга и за счет использования крайне мягкой денежно-кредитной политики, но рост этот слабеет. При этом запас возможностей наращивания монетарных и фискальных стимулов в большинстве экономик практически исчерпан. Инерционное замедление экономического роста в мире скорее всего продолжится, хотя и будет сглажено активной стимулирующей политикой. Однако это лишь создает условия для появления «черных лебедей». Откуда они могут прилететь, гадать не имеет смысла — слишком много узлов потенциальной нестабильности.

Инвесторы назвали рубль «тихой гаванью» в условиях торговой войны США и Китая
Сбербанк улучшил прогноз курса рубля на 2019 и 2020 годы
Bloomberg спрогнозировал ключевую ставку в России на год вперед

В такой ситуации важно понимать основные риски 2020 года. Для российской экономики серьезные проблемы может создать синхронная реализация двух рисков: резкое падение цен на нефть и отток капитала. Каждый фактор по отдельности вряд ли способен сгенерировать тяжелые последствия. В 2019 году приток иностранных капиталов на наш финансовый рынок сделал курс крепче на 2,5-3 рубля относительно доллара. Даже просто отсутствие этого притока будет приводить к ослаблению российской валюты до 67-68 рублей за доллар. Прекращение покупок валюты Банком России в рамках бюджетного правила, которое поддержало курс в конце 2018 года — начале 2019 года, оказывает тем меньшую поддержку курсу, чем ближе рыночная цена нефти к уровню бюджетного правила ($42,4 за баррель для 2020 года).

Триггеры для пессимистичного сценария сосредоточены на развивающихся рынках (долговой рынок Китая, экономика Индии, Латинская Америка) и в геополитических процессах. В то же время какие-то значимые сигналы от экономики рынки, вероятно, получат не ранее весны, и какие-то значимые инвестиционные решения лучше планировать на этот период.

Черные лебеди—2020: какие глобальные катаклизмы ударят по России и рублю в новом году

Торговые войны

Ярослав Лисоволик, глава Sberbank Investment Research: «Один из самых главных рисков 2020 года — это  торговые войны, которые уже сказались на финансовом рынке и привели к росту волатильности валютных курсов. Если торговые войны продолжатся, ситуация будет напоминать американские горки: после периода относительной стабилизации будет следовать эскалация отношений, и возможного решения пока не просматривается».

Сергей Алексашенко, бывший зампред ЦБ: «Главный риск для глобальной экономики — это новый раунд торговых войн из-за позиции США или из-за неспособности апелляционного суда ВТО  выполнять свою роль. В последние 40 лет глобализация была двигателем экономического роста, поэтому разворот политики от глобализации в сторону защиты собственных рынков назад неизбежно притормозит глобальный экономический рост. Для России низкие темпы роста — это серьезный риск, поскольку это обуславливает стагнацию уровня жизни».

Татьяна Евдокимова, главный экономист Нордеа Банка: «Основные риски связаны с продолжением замедления глобальных темпов роста, которое наблюдалось в 2019 году. Триггером замедления могут стать новые раунды эскалации торговых войн, напряженность по которым в последние несколько месяцев немного снизилась. Для России данный сценарий неприятен тем, что он ограничивает потенциал роста цен на нефть, а также препятствует выполнению цели по наращиванию несырьевого экспорта из-за слабого внешнего спроса».

Андрей Мовчан, инвестменеджер, основатель Movchan’s Group: «Нарастание конфликта между США и Китаем в торговой области приведёт к более сильному замедлению мировой экономики и снижению стоимости ресурсов, но маловероятно, что нефтяные цены упадут ниже уровня отсечения по бюджетному правилу. Ни Вашингтону, ни Пекину сильный торговый конфликт не выгоден».

Следующий слайд

Замедление мировой экономики и рецессия в США и ЕС

Ярослав Лисоволик: «Среди более драматичных вариантов — риск существенного замедления мировой экономики и глобальной рецессии. Базовый сценарий МВФ предполагает самые низкие темпы роста на 2020 года за 10 лет — 3,5%. Замедление мировой экономики ослабит внешний спрос на российские энергоносители, поспособствует замедлению российской экономики и увеличит отток капитала. Скорее всего, замедление в 2020 году мировой экономики будет происходить без резкого проседания и скатывания в рецессию. В американской экономике, зависящей от потребительского спроса, ситуация вероятно останется благоприятной. Для европейской экономики существенным фактором будет влияние Brexit. Для КНР главным фактором рисков  остается задолженность государственного и корпоративного секторов».

Валерий Черноокий, профессор РЭШ: «Торговые войны между США, Китаем и ЕС, выход Великобритании из Евросоюза, структурные и долговые проблемы в китайской экономике грозят снижением мировой торговли. Экономики Германии и Италии уже сегодня балансируют на грани рецессии. И хотя сценарий острого финансового кризиса наподобие кризиса 2008 года остается маловероятным, замедление мировой экономики может привести к снижению спроса на российский экспорт и падению цен на нефть и другие сырьевые ресурсы».

Максим Буев, проректор РЭШ: «Велика вероятность того, что в 2020 году мы, наконец, увидим начало рецессии в Европе или США, которые способны скорректировать траекторию экономики». 

Татьяна Евдокимова: «Серьезный риск —  это выход Великобритании из Евросоюза без соглашения, который способен значительно замедлить мировую экономику. Но вероятность такого сценария в последнее время снизилась». 

 

 

Следующий слайд

Турбулентность в Латинской Америке

Татьяна Евдокимова: «Ряд валют развивающихся стран могут оказаться под давлением. В последнее время нестабильность была особенно заметна в отношении латиноамериканских валют, в связи с акциями протеста и преддефолтным состоянием Аргентины. В случае существенного ослабления валют стран Латинской Америки может произойти отток капитала с развивающихся рынков, что может стать умеренным негативом для рубля».

Андрей Мовчан: «Существуют риски возникновения проблем в странах Латинской Америки, которые способны привести к значительной коррекции на финансовых рынках, что спровоцирует уход инвесторов-нерезидентов с российского рынка и скажется на стоимости рубля».

Следующий слайд

Президентские выборы в США

Олег Шибанов, профессор финансов РЭШ: «Одним из рисков будут президентские выборы в США. Дональд Трамп провел противоречивые, но экономически успешные четыре года: безработица на очень низком уровне, рынок акций значительно подорожал. В результате его шансы остаться на посту кажутся довольно высокими. Тем не менее, второй срок Трампа, вероятно, будет менее экономически сильным, хотя президент может продолжить налоговые реформы и изменения на рынке труда».

Рубен Ениколопов: «Именно из-за выборов в США вероятность начала кризиса в этой стране в 2020 году довольно низкая». 

Следующий слайд

Динамика нефтяных цен

Ярослав Лисоволик: «Цены на нефть могут снизиться до $55 за баррель».

Сергей Алексашенко: «Падение цен на нефть является главным риском для российской экономики: это вызовет инфляцию и новый виток падения доходов населения». 

Андрей Мовчан: «Геополитический риск обострения отношений на  Ближнем Востоке, связанный  с отношениями между суннитами и шиитами, может превратиться  в экономический риск, поскольку приведёт к росту нефтяных цен. Но для российской экономики этот риск может стать позитивным фактором роста».

 

 

Следующий слайд

Источник