Ни слиться, ни поглотить. Как ЦБ хочет заставить банки финансировать экономический рост

Фото Ильи Питалева / РИА Новости

Банк России ужесточает требование к покупкам компаний в кредит. Регулятор заставит банки перевести такие кредиты в категорию сомнительных, чтобы высвободить деньги на финансирование экономического роста.

Банк России ужесточает требования к кредитованию сделок слияния и поглощения (M&A). С 1 октября 2019 года кредиты, выданные на покупку других компаний, ЦБ будет считать сомнительными. По ним нужно будет создавать резервы от 21% до 50%. Такие резервы значительно увеличат нагрузку на капитал и сделают кредитование сделок M&A невыгодным для банков.

ЦБ этого и добивается: заставить банки прекратить кредитовать сделки, которые не обеспечивают экономический рост, перераспределив ресурсы в пользу кредитования реального бизнеса.

Регулятор оставляет банкам возможность уменьшить резервы, но это лишь на первый взгляд выглядит как лазейка. Если бизнес заемщика будет стабильно приносить ему доход, позволяющий обслуживать кредит, ЦБ разрешит сократить резерв до 5% от балансовой стоимости ссуды. Но тогда банку придется показывать такой кредит отдельно, что обязательно привлечет повышенное внимание регулятора. Кроме того, банку придется убедиться, что операционная деятельность такого клиента приносит ему доход, но на практике кредиты на сделки берут холдинговые компании, которые не ведут операционную деятельность как таковую. Они выступают лишь головными контролирующими организациями, а денежный поток для обслуживания долга генерируется дочерними компаниями – объектами сделок поглощения.

Таким образом, нагрузка на капитал и финансовый результат банков со стороны кредитов на M&A возрастет многократно относительно текущего уровня. Но окажет ли это существенное влияние на показатели деятельности кредитных организаций? Вероятнее всего, нет, поскольку доля кредитов на финансирование сделок M&A в корпоративных кредитных портфелях банков незначительна. Рассчитать ее точную величину по публичным данным невозможно, да и в непубличной отчетности цели кредитования не всегда отражены объективно. Но с большой степенью уверенности можно сказать, что удельный вес ссуд, выданных на покупку компаний в общем портфеле корпоративных кредитов не превышает 10%. Начисление резервов по этим требованиям не нанесет существенного урона достаточности капитала большинства кредитных организаций и, соответственно, не стимулирует перераспределение финансирования в пользу корпоративных заемщиков, которым оно требуется на поддержку и укрупнение масштабов операционной деятельности.

Тем не менее, новация не лишена смысла. Она не представляет собой меру оперативного реагирования на актуальные проблемы, а носит превентивный характер. Значительная часть объектов сделок M&A – это нерегулируемые нефинансовые компании. Взносы в их капитал при покупке, сделанные за счет кредитов, на их балансе будут отражены как собственные средства. На самом деле же это долги, которые в рамках холдинговых структур могут быть сконцентрированы на технических компаниях и не видны невооруженным глазом, но обслуживание этих кредитов все равно будет осуществляться из денежных потоков предприятий холдингов. Возникает риск надувания пузыря, который и намерен минимизировать регулятор.

Наконец, это ограничение входит в комплекс мер, принимаемых Банком России для стимулирования роста кредитования реального бизнеса. В 2019-2020 годах в результате адаптации банковского регулирования к лучшим мировым практикам произойдет высвобождение капитала банков за счет снижения риск-веса требований к высококачественным заемщикам, что позволит увеличить объемы финансирования экономики на несколько триллионов рублей без докапитализации банковского сектора. С другой стороны, будут дополнительно ограничены вложения в непрофильные и высокорискованные активы. По сути, Банк России сделает подобные вложения экономически нецелесообразными за счет повышения норм резервирования и коэффициентов риска. Ужесточение требований к покрытию резервами кредитов, направленных на финансирование сделок M&A, органично вписывается в контекст проводимой реформы и является лишь одним из многих ее аспектов.

Источник