Максим Диденко: Black Russian TV — это антителевидение, подземное и адское

«Этот проект не обусловлен ничем, кроме нашего внутреннего стремления к свободе от страха жить в России», — рассказал режиссер в интервью Business FM

Максим Диденко: Black Russian TV — это антителевидение, подземное и адское
Максим Диденко. Фото: АГН «Москва»

Модный режиссер Максим Диденко в мае выпускает две громкие премьеры. В Театре имени Ермоловой он ставит сценическую версию романа Дмитрия Глуховского «Текст» и параллельно запускает интернет-проект по следам собственного прошлогоднего хита — иммерсивного спектакля «Черный русский».

О том, почему это, вероятно, его последние работы в России, а также о влиянии дела «Седьмой студии» на современный театр Максим Диденко рассказал в интервью обозревателю Business FM Евгении Смурыгиной.

Я вижу, что вы все время в телефоне. Это органично для современного человека?Максим Диденко: Я к телефону буквально приклеен. Это, на самом деле, ужасающая зависимость. Она и расширяет ваши возможности, и сужает, является каким-то ограничителем восприятия, некими шорами, которые ограждают зону вашего внимания границами этого экрана.А как вы познакомились с романом «Текст» Глуховского?

Максим Диденко: Я слежу за рубрикой книжных новинок Галины Юзефович на «Медузе». Летом я наткнулся на обзор «Текста» Глуховского. Я даже по описанию почувствовал, что это что-то чрезвычайно интересное. Я уже на протяжении нескольких лет веду с разными кинопродюсерами разговор о том, чтобы снять дебют, полный метр. Я как-то уперся в то, что у меня совершенно нет материала, который бы подходил для кино. Театральный материал я как-то научился находить и язык для себя обнаружил, а в кино, мне казалось, нужно найти что-то чрезвычайно актуальное и свежее. В «Тексте» я это ощутил.