Конец солидарности. Сможет ли Евросоюз отказаться от санкционного давления на Россию

Фото Dan Kitwood / Getty Images

Евросоюз усмотрел в американских санкциях против Ирана и России потенциальную угрозу для экономики европейских компаний. Есть ли шанс, что ЕС откажется от санкционной войны?

Кредитный рынок и весь внешнеэкономический блок рынка и России, и Европы находятся в состоянии неопределенности. Несколько волн антироссийских санкций американских списков OFAC, законопроект России о контрсанкциях, последующий выход США из соглашения по Ирану, и как следствие, введение санкций против Тегерана американцами — все это свидетельствует о дестабилизации обстановки.

Если первые антироссийские санкции были поддержаны Европейским Центробанком (ЕЦБ), то повторное введение ограничительных мер в отношении Ирана может внести не только стратегический, но и технический «разлад» между США и Европой. Именно технический аспект в этом случае сыграет на руку России. Если Европа выступит против восстановления иранских санкций, она проинструктирует свои банки игнорировать американские списки OFAC, которые включают не только иранских, но и российских фигурантов. Таким образом, российские компании, попавшие под последнюю волну американских санкций, могут получить поблажку от европейского регулятора.

Сегодня европейские банки безоговорочно учитывают американские санкционные списки в своих системах риск-контроля клиентов. Банки рассматривают все операции с Россией и ее гражданами как высокорискованные. Сроки открытия счетов россиянам достигают месяца и более, требуют кипы документов, подтверждающих происхождение средств. Эта система оказалась вполне «эффективной», что подтверждается гигантским оттоком средств российского бизнеса из Европы, делом по поставке турбин Siemens для крымской ГЭС и так далее.

Правила игры

Чтобы разобраться во внешних рисках, в том числе на ближайшую перспективу, нужно понять как работает механизм контроля в США, ЕС, России. Все достаточно просто.

В каждой стране есть свой мегарегулятор, который видит и контролирует движение национальной валюты по всему миру как на своей территории, так и за ее пределами. Эта система работает для доллара, евро, рубля, иены.

Например, если компания или гражданин любой юрисдикции совершают транзакцию в долларах США, средства гарантированно пройдут через корреспондентские счета ФРС, и потоки будут видны. Исключений практически нет. Комплаенс-процедуры Федрезерва отличаются крайней жесткостью и дают широкие полномочия регулятору требовать у банков предоставления сведений о происхождении средств по любой операции, а также блокировать корреспондентские счета при подозрениях в нарушении законов США.

Центробанки всех стран имеют свое законодательное регулирование и защищают в первую очередь национальные интересы. В этой связи санкционное давления на Россию со стороны США и ЕС возможно лишь при наличии единой позиции. Причем важно понимать, что только политического решения недостаточно.

Туз в рукаве. Что будет с ценами на нефть после разрыва ядерной сделки с Ираном

Чтобы ЕЦБ мог поддерживать санкционную политику США против России, он должен иметь свои национальные нормативные акты, зеркальные американским. В противном случае, действия банков ЕС будут незаконными.

Иными словами, если европейские банки замораживают активы в результате применения американских санкционных списков — для потерпевшей стороны есть основания обжаловать такие действия и даже требовать возмещения понесенного ущерба.

По пути компромисса

Как же в этой ситуации американские власти могут оказывать давление на ЕС? По сути, только путем достижения единой политической позиции или при помощи блокировки корреспондентских счетов европейских компаний и банков, номинированных в долларах США. Положительный опыт у США уже был в конце 2017 года в борьбе с банковской системой Латвии по отмыванию средств из стран СНГ.

В свете обострения разногласий между США и ЕС по иранскому вопросу, а также протестов европейского бизнеса, работающего с Россией, видится вполне допустимым, что ЕЦБ может начать игнорировать санкционную политику США в отношении России, использую это в качестве аргумента для диалога по Ирану.

Все, что нужно сделать сейчас для изоляции операций от контроля США, — это максимально перейти на расчеты в национальных валютах. Отказ от использования долларовых счетов будет актуальным и в свете законопроекта о контрсанкциях, рассматриваемого сейчас Госдумой. Комментировать его пока сложно из-за крайне размытых формулировок, к которым есть претензии даже в администрации президента.

Начать дедолларизацию могут компании с европейским капиталом и их российские партнеры. В первую очередь этого касается национальных импортеров, которым стоит уже сейчас задуматься над внесением изменений во внешнеэкономические контракты. Тем более 17 мая председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер на пресс-конференции в Софии заявил, что ЕС должен провести работу по нейтрализации эффектов американских санкций в Евросоюзе.

Не стоит забывать, что санкции всех сторон, — это по сути нерыночный метод борьбы за рынки. А когда экономикой занимаются политики — многое зависит от менталитета и способности договариваться.

Источник