Есть ли у России шанс на защиту по «делу Скрипалей»? Комментарий Георгия Бовта

Обвинения против Москвы в причастности к отравлению в Солсбери выходят на новый уровень: Лондон назвал подозреваемых. Утверждается, что это граждане России и сотрудники ГРУ. Каковы позиции Москвы в этой информационной кампании?

Есть ли у России шанс на защиту по «делу Скрипалей»? Комментарий Георгия Бовта
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Тереза Мэй напрямую обвинила российское руководство в причастности к отравлению бывшего двойного агента и полковника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в марте этого года. Ранее Скотленд-Ярд выдвинул обвинения против двух россиян по имени Александр Петров и Руслан Боширов. Какие это будет иметь политические последствия? Об этом — в комментарии Георгия Бовта.

Теперь обвинения против России в причастности к отравлению в Солсбери выходят на новый уровень. Сопутствующая информационная кампания выглядит хорошо организованной. Мировой общественности порциями выдают большой объем фактов и подробностей, которые призваны подкрепить обоснованность обвинений против Москвы.

Опубликованы фотографии с камер видеонаблюдения, прослежен весь путь Петрова и Боширова, включая дом Скрипаля в Солсбери. Скотленд-Ярд утверждает, что номера их паспортов отличаются на одну последнюю цифру, у них на руках были билеты на два рейса друг за другом из лондонского «Хитроу» после отравления Скрипалей — вечерний 4-го и ночной 5 марта. Их паспорта признаны подлинными, хотя выданными на вымышленные имена. Разумеется, на фоне таких подробностей обозначение их как «агентов ГРУ» тоже должно выглядеть как бы доказанным.