Российские чиновники могли получить $100 млн «комиссионных» от продажи «Запорожстали»

Michael Stuparyk/Toronto Star via Getty Images

Financial Times опубликовала результаты 10-месячного расследования об источниках финансирования небоскреба Trump International Hotel and Tower Toronto, строительство которого велось с 2007 по 2012 гг. Выводы расследования основаны на юридических документах, судебных заявлениях и более двух десятков интервью. Они показывают, как этот проект «связывает [нынешнего] президента США с теневым постсоветским миром, где политика и личное обогащение шли рука об руку», пишет FT.

Некоторые из выявленных финансовых операций показывают, как Дональд Трамп зарабатывал на привлечении денег, чье происхождение может оказаться сомнительным. Они также поднимают вопросы о том, может ли глава Белого дома из-за своих прошлых бизнес-операций оказаться уязвим для влияния информированных о них внешних сил (тем более что он в нарушение президентских традиций не избавился от долей в десятках компаний, составляющих Trump Organization). В числе таких операций может быть тайная выплата бизнес-партнером Трампа по проекту Trump Toronto «$100 млн московскому «решале», представлявшему поддерживаемых Кремлем инвесторов», пишет FT: «Этот платеж был частью серии транзакций, принесших миллионы участникам проекта в Торонто, который, в свою очередь, принес миллионы будущему президенту».

Партнером Трампа по Trump Toronto был Алекс Шнайдер, чья семья эмигрировала из СССР и в 1982 г. осела в Торонто. Шнайдер быстро стал одним из богатейших людей Канады – к 36 годам, в 2005 г., он уже попал в список миллиардеров Forbes с состоянием в $1,4 млрд. Его бизнес-империя с годовой выручкой $4 млрд раскинулась от Еревана до Торонто, писал тогда Forbes, перечисляя активы, в том числе: контроль над «Запорожсталью», четвертой по величине сталелитейной компанией Украины, сталелитейная компания в Волгограде, электросеть в Армении, активы в Израиле Турции, Сербии, офисное здание и казино на Арбате в Москве. Все эти активы входили в холдинговую компанию Midland Resources, зарегистрированную на острове Гернси.

Дела давно минувших дней

Расследование FT уходит еще в советские времена, показывая, как люди, устанавливавшие связи с КГБ, с политиками позднесоветского и постсоветского периодов могли с их помощью зарабатывать состояния. Как делать деньги на переходе от социализма к капитализму Шнайдеру в начале 1990-х гг. показал другой осевший в Канаде советский эмигрант Борис Бирштейн, на дочери которого Шнайдер впоследствии женился. Бирштейн был одним из немногих бизнесменов, которым было разрешено проникать с Запада за железный занавес, пишет FT. «Я уже много лет веду бизнес с Советским Союзом, – говорил Бирштейн в интервью в 1993 г. – Я начинал с Брежневым и каким-то образом смог занять в определенном смысле уникальное положение, я встречался со многими людьми и свел дружбу со многими очень влиятельными людьми».

В мае FT поговорила с бывшим офицером КГБ, который в 1980-е гг. работал в аппарате внешней разведки. Он поведал, как Коммунистическая партия и КГБ пытались спрятать деньги за рубежом, когда рушился СССР. Он также рассказал, что в конце 1980-х гг. Бирштейн был одним из западных бизнесменов, связанных с людьми из КГБ, которые занимались международными бизнес-проектами комитета. В 1991 г. компания Бирштейна наняла на год члена ЦК КПСС Леонида Веселовского в качестве консультанта по экономике. Но Веселовский, рассказал FT бывший офицер КГБ, также был высокопоставленным сотрудником службы внешней разведки КГБ и «организатором отмывания денег комитетом». (Найти Веселовского для получения комментариев FT не удалось; по словам бывшего офицера КГБ, он «исчез без следа».)

Заявление, что Бирштейн был «оперативником» КГБ «абсурдно» и «заведомо ложно», сказал FT его адвокат.

Активную совместную деятельность Бирштейн и Шнайдер начали на Украине, в частности, занявшись торговлей металлами. «Борис очень многое сделал для него, – сказал газете бывший менеджер Midland, холдинговой компании бизнесменов. – [Шнайдер развивал бизнес] на основе того, что Борис для него создал».

«Бирштейн дал Шнайдеру некоторые доли в украинском стальном бизнесе», – писал в свидетельских показаниях в 2017 г. Эдуард Шифрин, который стал бизнес-партнером Шнайдера после Бирштейна, вышедшего из капитала Midland в 1996 г. В 2016 г. Шифрин подал арбитражный иск против Шнайдера в Лондоне.