Как демократы и минфин США спорили из-за санкций против компаний Дерипаски

План снятия санкций с компаний Дерипаски пока остается в силе

Максим Стулов / Ведомости

С начала января демократы в американском конгрессе пытались заблокировать инициативу минфина по снятию санкций с компаний Олега Дерипаски En+, UC Rusal и «Евросибэнерго». Сделать это им помешали республиканцы. План минфина пока остается в силе, а компании получили очередную отсрочку.

Условия отмены санкций

Олег Дерипаска и восемь его активов, в том числе второй крупнейший в мире производитель алюминия UC Rusal, попали под санкции США 6 апреля прошлого года. Было объявлено, что инвесторы должны продать ценные бумаги компаний из списка в течение месяца, до 5 мая, а контрагенты – завершить сделки с санкционными лицами до 5 июня. Впоследствии сроки прекращения сделок с UC Rusal для международных контрагентов неоднократно продлевались. В последний раз – до 28 января 2019 г.

Как вводились и откладывались санкции против компаний Олега Дерипаски

06 АПРЕЛЯ 2018
Минфин США ввел санкции против российских компаний и бизнесменов, в том числе Дерипаски и восьми его компаний, включая En+, UC Rusal и «Евросибэнерго». Было объявлено, что инвесторы должны продать ценные бумаги компаний из списка в течение месяца до 5 мая, а контрагенты – завершить сделки с санкционными лицами до 5 июня.

23 АПРЕЛЯ 2018
Министр финансов США Стивен Мнучин заявил о возможности снятия санкций с компании, если Дерипаска откажется от контроля в ней. Сроки прекращения сделок с UC Rusal для международных контрагентов были продлены до 23 октября.

16 СЕНТЯБРЯ 2018
Американский минфин разрешил контрагентам заключать новые контракты с UC Rusal и другими компаниями из санкционного списка. Но с ограничением, что они не должны отличаться по своему объему от тех, что действовали ранее. Разрешение действует только для тех компаний, которые уже несколько лет подряд закупали товары и услуги UC Rusal, группы ГАЗ или других компаний Дерипаски, а также предоставляли им услуги технического обслуживания.

21 СЕНТЯБРЯ 2018
Минфин США продлил сроки, в которые международные контрагенты должны завершить сделки с санкционными компаниями, до 12 ноября.

12 ОКТЯБРЯ 2018
Минфин США продлил сроки, в которые международные контрагенты должны завершить сделки с санкционными компаниями, до 12 декабря.

09 НОЯБРЯ 2018
Минфин США продлил сроки, в которые международные контрагенты должны завершить сделки с санкционными компаниями, до 7 января 2019 г.

07 ДЕКАБРЯ 2018
Минфин США продлил сроки, в которые международные контрагенты должны завершить сделки с санкционными компаниями, до 21 января 2019 г.

19 ДЕКАБРЯ 2018
Минфин США объявил о готовности снять санкции с компаний Дерипаски в течение 30 дней, если будут выполнены условия по отстранению бизнесмена от управления бизнесом.


16 ЯНВАРЯ 2019
Минфин США продлил сроки, в которые международные контрагенты должны завершить сделки с санкционными компаниями, до 28 января 2019 г.

Источник: Минфин США




СвернутьПрочитать полный текст

В декабре OFAC (подразделение минфина США по контролю за иностранными активами) сообщил, что санкции против трех компаний Дерипаски — En+, UC Rusal и «Евросибэнерго» — могут быть отменены при соблюдении некоторых условий. Ничего подобного в истории американских санкций еще не было. Речи о снятии санкций с самого Дерипаски не шло.

По плану минфина, для снятия санкций российский бизнесмен должен снизить долю в En+ (владеет 48,1% UC Rusal) с 70 до 44,95%, а швейцарский трейдер Glencore — обменять долю в UC Rusal (8,9%) на акции En+. Голосовать Дерипаска сможет не более чем 35%, а ВТБ (минфин США называет банк одним из возможных получателей пакета бизнесмена) и инвесторы, связанные с Дерипаской, должны будут передать право голосования «независимой третьей стороне». En+ уже обязалась сменить совет директоров. Из 12 человек Дерипаска может номинировать четырех, остальные будут независимыми, причем шестеро – из США и Великобритании. Компании Дерипаски должны предоставлять OFAC полную информацию о своей деятельности и не менять регистрацию с иностранной на российскую без одобрения новых советов директоров и уведомления OFAC. 18 января En+ сообщила, что право голосовать акциями En+ Group могут получить американцы Дэвид Ноуэр, Дэвид Крейн и Ди Джей Бейкер.

«С молчаливого согласия»

В 2017 г. в США был принят закон о противодействии противникам Америки с помощью санкций (CAATSA). Этот закон лишил президента США полномочий вводить или снимать санкции с того или иного юридического или физического лица своими указами. Согласно закону, решение о снятии или продлении санкций принимается совместным решением обеих палат парламента.


В соответствии с тем же законом, минфин США, выдвигая предложение о снятии санкций, должен уведомить парламентариев об условиях и целесообразности их снятия. На анализ предложения минфина у законодательного органа есть 30 дней. О том, в какой срок компании необходимо выполнять предлагаемые условия снятия санкций, в законе не указывается, ей даются дополнительные указания минфина. Если в течение 30 дней от парламента в министерство не поступает никакой реакции на предложение, то, в соответствии со своими полномочиями, ведомство вправе приступать к процедуре снятия санкций «с молчаливого согласия».

Демократы против

Условия снятия санкций с компаний Дерипаски не удовлетворили демократов из конгресса. 8 января председатели семи комитетов палаты представителей в письме министерству финансов призвали отложить снятие санкций. Они, в частности, указали, что минфин опубликовал проект снятия санкций перед приостановкой работы правительства (так называемый шатдаун начался из-за того, что конгресс и Белый дом не смогли согласовать проект бюджета). Тем самым у законодателей не было достаточно времени, чтобы рассмотреть вопрос.

Демократов также не устроило то, что после сделки с минфином у Дерипаски сохранится существенная доля в En+. Недовольство вызвало и то, что в сделке предполагается участие ВТБ, который и сам находится под действием американских санкций. Авторы письма потребовали, чтобы министр финансов Стивен Мнучин встретился с ними и дал пояснения об условиях выведения компаний Дерипаски из-под санкций.

Такая встреча состоялась 11 января и прошла за закрытыми дверями. Журналистам позднее Мнучин заявил, что бизнес Дерипаски имеет важную роль на мировом рынке алюминия и что решение отменить санкции не является помощью Кремлю и «не имеет политической мотивации». Он также подчеркнул, что власти США будут внимательно следить за тем, чтобы En+ и UC Rusal выполняли взятые на себя обязательства.

Демократов пояснения Мнучина не удовлетворили, и они выступили с резолюцией, призывающей администрацию сохранить санкции против компаний Дерипаски.

Как голосовали конгрессмены

Чтобы резолюция имела силу, принять ее должны были обе палаты конгресса. Однако в сенате ее не удалось даже вынести на итоговое голосование. «Для перехода к этому этапу необходимо проведение процедурного голосования по поставке резолюции на такое голосование: по сути, нужно проголосовать о том, нужно ли голосовать», – поясняет этапы принятия решений партнер юридической компании «НАФКО» Павел Иккерт.

Конгресс США

Верхняя палата – сенат, нижняя – палата представителей. Демократическая партия по итогам ноябрьских выборов получила преимущество в палате представителей. Большинство в верхней палате конгресса – у республиканцев, однопартийцев президента Дональда Трампа.

Чтобы резолюция была поставлена на голосование, нужно было получить 60 голосов «за». Но в итоге демократам не хватило всего трех голосов: на процедурном голосовании за вынесение проекта на голосование высказались 57 парламентариев, против – 42.

17 января резолюцию с призывом сохранить санкции одобрила палата представителей. Но результаты ее голосования уже носят рекомендательный характер, так как вторая палата конгресса такого же решения не приняла.

«Процессы принятия решений в конгрессе, который состоит из двух равноправных палат, очень сложны, и они тем сложнее сейчас, что происходят в режиме «шатдауна», когда не работает значительная часть ведомств и правительственных организаций», – добавляет Иккерт. Снимать или нет санкции – решает конгресс, и в случае блокировки инициативы OFAC конгрессом отменить эту блокировку президент никак не может. Президент может лишь наложить вето на решение конгресса, но это никак не поможет снятию санкций, подчеркивает Иккерт.

Nothing personal, just business

История вокруг компаний Дерипаски больше похожа на внутриамериканские политические распри, полагает партнер Urus Advisory Алексей Панин: «Такая «диалектика» – отличительная черта двухпартийной системы и основанной на ней политической конструкции». С осторожностью можно предположить, что санкции все-таки снимут, просто исходя из того, что обычно исполнительные органы все-таки проводят свои инициативы через законодательные, хотя часто – медленно и с огромным скрежетом, предполагает Панин.

Даже если они будут сняты, это едва ли восстановит инвестиционный интерес к компаниям Дерипаски, разве что для инвесторов со средним и высоким риск-аппетитом, рассуждает он.

«Инвесторы, не склонные рисковать, скорее всего, могут предположить, что президент от демократов, когда бы он ни пришел, может восстановить санкции против UC Rusal в полном объеме», – говорит Панин.

«Принципиальный момент для конгресса состоит в том, что санкции против компаний Дерипаски показывают миру глобальную эффективность подмены международного права и национального права государств американскими законами. Принципиальный момент для Трампа – бизнес. Высокие цены на алюминий – а введение санкций в отношении UC Rusal вызвало скачок цен на алюминий на 30% в апреле прошлого года – не в интересах промышленности, поскольку это тормозит рост в ряде отраслей, таких как машиностроение и строительство», – рассуждает гендиректор УК «Спутник – управление капиталом» Александр Лосев.

США подменили международное право своим правом, пользуясь гегемонией доллара и статусом главного участника международной торговли, продолжает эксперт. «И вся ценность американского капитала существует до тех пор, пока сохраняется гегемония. И это важнее того факта, что рост цен на металлы тормозит производство. Это принципиальный момент. Поэтому санкционное давление будет продолжаться», – уверен Лосев.

«Такая логика приводит к тому, что европейские партнеры превращаются в опасных соперников, понятие национальной безопасности распространяется не только на угрозу вооруженных конфликтов и чрезвычайных ситуаций, но и на долю на внутреннем рынке США импортных автомобилей, электроники, стального проката или любого другого товара», – заключает он. «Но нельзя забывать, что правило «nothing personal, just business» работает в США в 100% случаях, – рассуждает Лосев. – Если санкционное давление приведет к проблемам для американской промышленности, отсрочка снятия санкций с UC Rusal приведет к очередному скачку цен на алюминий, то администрация Трампа будет использовать все возможности, чтобы договорится с конгрессом о снятии санкций. К тому же, для санкций всегда можно выбрать кого-то другого».

Представители UC Rusal и En+ от комментариев отказались. Представитель минфина США не ответил на запрос.