Что может помешать России и Украине договориться о транзите газа

Один из самых острых вопросов, в котором позиции сторон расходятся, – отношение к вердикту Стокгольмского арбитража, который по сумме двух встречных исков вынес решение, обязывающее «Газпром» заплатить «Нафтогазу» $2,56 млрд единовременной компенсации

Валерий Шарифулин / ТАСС

Сегодня в Брюсселе состоятся трехсторонние переговоры Украина – Россия – ЕС в отношении транзита российского газа после 2019 г. Конкретных результатов в ходе переговоров достигнуто не будет, такое мнение за несколько часов до начала встречи высказал исполнительный директор НАК «Нафтогаз Украины» Юрий Витренко. «Мы не ожидаем успешного завершения этих переговоров, но ожидаем, рассчитываем, что начнутся реальные переговоры. Пока мы видели, что реальных переговоров нет», – цитирует его «Интерфакс».

Даже при взаимной готовности конструктивно обсуждать условия транзита после 2019 г. подписание какого бы то ни было документа требовало бы предварительной проработки. «Это серьезный вопрос, в котором есть слишком много технических аспектов. Невозможно во время политической встречи согласовывать технические аспекты», – сказал Витренко.

Но гораздо большей проблемой может стать отсутствие взаимной готовности к компромиссу в отношении уже вынесенных Стокгольмским арбитражем решений, без чего трехсторонняя встреча в Брюсселе скорее всего окажется безрезультатной.

ТЭК

«Газпром» поднял статус переговоров с Украиной

На переговоры по украинскому транзиту поедет предправления компании Алексей Миллер, а не его заместитель

Один из самых острых вопросов, по котором позиции сторон расходятся, – отношение к вердикту Стокгольмского арбитража, который 28 февраля 2018 г. по сумме двух встречных исков (контракт на прямые поставки и транзит через Украину) вынес решение, обязывающее «Газпром» заплатить «Нафтогазу» $2,56 млрд единовременной компенсации. Кроме того, арбитры оставили неизменными условия транзитного контракта, что, по сути, предполагает выплаты «Нафтогазу» еще $4,7 млрд за транзит (110 млрд куб. м газа в год). Размер требований «бери или плати» по поставочному контракту был при этом сокращен более чем в 10 раз.

«Газпром» сразу назвал это решение «асимметричным», а продолжение действия контрактов «экономически нецелесообразным и невыгодным». «Мы категорически против того, чтобы за наш счет решались экономические проблемы Украины», – говорил предправления «Газпрома» Алексей Миллер 2 марта. Еще через несколько дней российская компания уведомила «Нафтогаз» о намерении расторгнуть контракты, а на решения арбитров подала апелляции.

В дальнейшем необходимость «урегулирования спорных вопросов, восстановления баланса интересов и симметричности ответственности сторон по действующим контрактам» Миллер прямо называл главным вопросом, предопределяющим отношения двух компаний.

Итоги-2018. У «Газпрома» и «Нафтогаза Украины» остается год на переговоры о новом контракте

Топ-менеджмент «Нафтогаза», в свою очередь, в течение 2018 г. неоднократно заявлял, что уже вынесенное в Стокгольмском арбитраже решение считает окончательным. С целью взыскать с «Газпрома» компенсацию украинская компания пытается заморозить активы российской, находящиеся в нескольких европейских юрисдикциях.

Украинская сторона ожидает, что сегодня в Брюсселе вопрос апелляций будет выведен за скобки переговоров, следует из слов Витренко. Он надеется услышать «позицию российской стороны». «До сих пор она состояла в том, что вообще никаких переговоров не может быть, пока не будет восстановлен так называемый баланс – пока Украина не откажется от победы в Стокгольмском арбитраже. Возможно, сейчас они начнут реальные переговоры о транзите», – сказал Витренко («Интерфакс»).

Собеседник «Ведомостей» из числа участников украинской делегации подтверждает, что их сторона будет настаивать, что «решение арбитража от декабря 2017 г. – февраля 2018 г. не является предметом переговоров». Представитель «Газпрома» пока не ответил на вопрос «Ведомостей».

Кроме Алексея Миллера в трехсторонней встрече предполагается участие министра энергетики России Александра Новака, министра иностранных дел Украины Павла Климкина, предправления НАК «Нафтогаз» Андрея Коболева и вице-президента ЕК Мароша Шефчовича, сообщала Еврокомиссия.

В качестве пространства для маневра в переговорах «Нафтогаз» рассматривает сумму требований лишь по новому иску, который подал в Стокгольмский арбитраж летом 2018 г, сообщил Витренко непосредственно перед началом трехсторонней встречи. В случае заключения контракта на транзит через Украину с 2020 г. «наш иск будет не в $12 млрд, а только на $2 млрд. Ибо 2 миллиарда — это все равно доля расходов, не покрываемых сейчас по текущему тарифу. Даже без ускоренной амортизации ГТС», — передает слова Витренко ТАСС. Это дополнительное взыскание к уже присужденной арбитрами компенсации, подчеркнул он.

Речь идет об иске на $11,58 млрд, который «Нафтогаз» подал в арбитраж 6 июля прошлого года. В нем украинская компания настаивает на пересмотре тарифа на транзит в период с марта 2018 г. по декабрь 2019 г. (на оставшийся период действующего контракта — «Ведомости»). В своих требованиях, «Нафтогаз» настаивает на увеличении платы за транзит в 2,46 раза – до $5,78 млрд за 110 млрд куб. м в год. Такой рост тарифа компания объясняет ускоренной амортизацией газотранспортных сетей. «Газпром» эти требования не признавал. Стокгольмский арбитраж объединил делопроизводство по этому иску с иском «Газпрома» о расторжении транзитного контракта.