Домой Блог

«Государство обязано держать слово»: почему поворот в деле Израйлита не успокоит бизнес

Морской торговый порт Усть-Луга в Ленинградской области. Фото Сергея Николаева / ТАСС

Прокуратура сообщила, что спецдекларацию в рамках амнистии капитала по делу Валерия Израйлита исключат из списка доказательств вины бизнесмена. Это вряд ли успокоит бизнес, ведь сведения из декларации уже фигурируют в деле. Чтобы вернуть доверие бизнеса, нужны более серьезные шаги

На этой неделе стало известно об отказе прокуратуры использовать в качестве доказательства специальной декларации по делу Израйлита.

Валерий Израйлит — совладелец компании «Усть-Луга», которая строила терминал в порту на побережье Финского залива в Ленинградской области. Израйлит обвиняется в мошенническом хищении 208 млн рублей, валютных махинациях на 190 млн и легализации преступных доходов. А ФСБ считает его причастным к причинению ущерба 3,4 млрд рублей компании «Транснефть». Основным доказательством в деле являлась спецдекларация, которую Израйлит подал летом 2016 года в рамках добровольной амнистии капитала, писало петербургское издание «Фонтанка». В ней он составил полный список своих заграничных активов. По закону сведения в декларации являются налоговой тайной. Но ФСБ изъяло ее и использовало сведения из документа в качестве доказательства вины бизнесмена.

8 октября Смольнинский суд Петербурга начал рассмотрение дела по существу. И на заседании прокурор заявил, что исключит из списка доказательств специальную налоговую декларацию Израйлита, уточнив, что она была включена в обвинительное заключение «излишне», сообщила «Фонтанка».

Не будучи знакомыми с материалами дела, невозможно давать какие-либо комментарии по существу. Но в общем можно сказать, что частью 3 статьи 240 УПК РФ предусмотрено, что приговор суда может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Таким образом, если ни одна из сторон не представит суду налоговой декларации и документов к ней, то указанное доказательство будет считаться неисследованным. А приговор суда не может быть основан на таком доказательстве.

Попытка использовать в качестве доказательства информацию из декларации — это прямое нарушение закона «О добровольном декларировании….». Часть 4 статьи 4 данного закона прямо говорит, что сведения, содержащиеся в декларации и документах и (или) сведениях, прилагаемых к декларации, не могут быть использованы в качестве доказательства в рамках уголовного дела. Статья 50 Конституции РФ прямо предусматривает, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона.

Конечно, хорошо, что прокурор заявил, что специальная декларация в процессе оглашаться не будет. Но сведения-то уже использованы в других доказательствах и фигурируют в деле. При таких обстоятельствах все доказательства по делу должны быть признаны недопустимыми. Дело должно быть прекращено за отсутствием события преступления.

Проблема в том, что после таких историй становится очевидным: предусмотренные законом гарантии просто не работают. В результате бизнес все меньше и меньше доверяет государству. В здоровой экономике так быть не должно, государство обязано поддерживать и защищать бизнес, держать слово, только тогда будут появляться рабочие места, расти инвестиции, повышаться уровень жизни.

Заявление прокурора вряд ли успокоит бизнес. Только если дело прекратят, перестанут в качестве меры пресечения применять заключение под стражу в отношении предпринимательских статей и самих предпринимателей, доверие может начать возвращаться.

Для возвращения доверия бизнеса Уголовный кодекс должен быть реформирован в сторону смягчения предпринимательских статей вплоть до полной отмены таких нерыночных составов, как 193 (невозврат средств) и 193.1. (перевод на счета нерезидентов по подложным документам). Движение капиталов должно быть свободным.

Источник

Роскошь, приносящая деньги: каким премиальным брендам удастся выжить

Фото Geovien So/SOPA Images/LightRocket via Getty Images

Чтобы выжить в замедляющемся рынке, компаниям сегмента luxury нужны реформы, но повторить успех а-ля Gucci способны немногие из них

Сразу несколько европейских брендов сегмента luxury объявили о новых стратегиях в 2016-2017 годах, о результатах можно будет судить через год-полтора, но уже сейчас можно предсказать, у кого есть шансы на успех, пишут аналитики инвестбанка Credit Suisse. В своем сентябрьском отчете Looking for the next brand turnaround («В поисках следующего успешного бренда») они сравнивают планы нескольких европейских компаний — Burberry, Prada, Salvatore Ferragamo, Tod’s и Hugo Boss. Именно эти компании были выбраны для анализа, так как их акции торгуются на бирже, а значит, по ним много доступной финансовой информации и их планы интересны инвесторам, кроме того, они не входят в крупные luxury-холдинги.

Успешный разворот

Credit Suisse (CS) понимает brand turnaround («разворот бренда») как «успешное внедрение новой стратегии после периода падения доли рынка, маржи, ROIC (возврат на инвестированный капитал) в результате усталости клиентов от бренда и/или неудачного ценового позиционирования». Крупнейший пример успешного brand turnaround в моде за последние годы — компания Gucci, которая вернулась к росту двузначными темпами после назначения в 2015 году малоизвестного на тот момент дизайнера Алессандро Микеле и переориентации на более молодых потребителей. Обратный пример — Сalvin Klein: инициативы Рафа Симонса, привыкшего к премиальному сегменту в Jil Sander и Christian Dior, оказались слишком дорогими для более массовой марки и не принесли желаемого эффекта.

По мнению экспертов Credit Suisse, в Европе только менеджмент Burberry сумеет эффективно реформировать компанию в ухудшающихся рыночных условиях. Остальные компании из списка, скорее всего, продолжат терять долю рынка и в перспективе могут стать объектом для поглощения. Инвесторы, похоже, пока согласны с этими выводами: с начала года акции Burberry подорожали на 15,8%, показав лучший результат из brand turnaround историй, три из которых пока торгуются в минусе (см. график — данные на на 04.10.2019, динамика рассчитана в USD, без учета дивидендов).

Перспективы Burberry

Поверить в перспективы Burberry инвесторам помогли позитивные данные о продажах, свидетельствующие о росте интереса к марке после назначения новым креативным директором Рикардо Тиши. Тиши пришел в Burberry в марте 2018 года на смену легендарному Кристоферу Бейли, проработавшему в компании 17 лет. Последний некоторое время совмещал должность креативного и исполнительного директоров: этот эксперимент оказался неудачным, и Бейли был вынужден покинуть компанию. Новым исполнительным директором был назначен Марко Гобетти, у которого за плечами руководство такими брендами, как Moschino, Givenchy и Celine, а за моду позвали отвечать Тиши, который не первый раз берется за переделку бренда: на его счету успешный turnaround французской марки Givenchy (входит в холдинг LVMH).

В планах команды Тиши и Гобетти — превратить бренд Burberry из относительно демократичного в мире luxury в более эксклюзивный. Кроме того, компания пытается повторить успех Gucci и переориентироваться на поколение миллениалов и более молодых потребителей. В частности, одним из первых изменений стало решение изменить традиционную клетку Burberry на новый принт в виде переплетения T и B, первых букв имени и фамилии основателя бренда Томаса Берберри.

Говорить о результатах реформ можно будет не раньше, чем через год, в частности из-за того, что ассортимент магазинов обновляется постепенно. Первая коллекция Тиши была показана только в сентябре 2018 года (всего с тех пор модельер успел выпустить еще две коллекции). Вещи из новых коллекций Тиши пока составляют лишь треть от общего ассортимента в магазинах (см. табл. 1), и менеджмент обещает довести этот показатель до 75% в течение двух-трех кварталов. До 20% продаж Burberry до сих пор приходится на традиционные тренчи и шарфы в клетку, и полное обновление этих продуктов произойдет только к концу этого года.

Таблица 1: Доля ассортимента, приходящаяся на новые коллекции, в среднем за квартал

IV кв. 2019
I кв. 2020*
II кв. 2020П**
III кв. 2020П
IV кв. 2020П

Конец периода
15%
50%
65%
75%
75%

Средняя за период
5%
33%
58%
70%
75%

* Последний отчетный период Burberry, соответствует II кварталу 2019 года;

** П — прогноз. Источник: данные компании, оценки Credit Suisse

Первые признаки

Пока же аналитики видят первые обнадеживающие сигналы, позволяющие надеяться на успех:

  • Возобновление роста продаж. После поступления в продажу вещей из новых коллекций Тиши рост сопоставимых продаж Burberry (LFL sales) за последний отчетный квартал составил 4% — лучший показатель за последние пять кварталов и заметное улучшение по сравнению с предыдущим ростом в 1%. Менеджмент отмечает, что спрос на вещи новых коллекций растет двузначными темпами, однако это в заметной мере нивелируется падением продаж старых линий одежды. CS прогнозирует дальнейший рост сопоставимых продаж Burberry до 6-8% по мере обновления коллекций в магазинах и повышения популярности марки. Аналитики также считают, что рост продаж со временем позволит менеджменту выполнить планы по восстановлению операционной маржи с 17% до 20%.

  • Интерес к новым коллекциям со стороны универмагов. На долю опта приходится всего 18% продаж Burberry, однако происходящее в этом сегменте является хорошим опережающим индикатором, так как именно в мультибрендовых магазинах зачастую осуществляют покупки модные инфлюенсеры, на которых потом ориентируются остальные покупатели. На звонке менеджмент Burberry сообщил, что заказы, размещенные постоянными оптовыми партнерами бренда на ноябрьском show room (после показа первой коллекции Тиши), выросли двузначными темпами в регионе EMEIA (континентальная Европа, Россия, Ближний Восток, Африка и Индия) и трехзначными — в США. Учитывая шестимесячный лаг и постепенное увеличение доли новых коллекций, эти тренды найдут отражение в отчетности в ближайшие несколько кварталов и позволят компенсировать негатив от закрытий некоторых универмагов, в основном в США.
  • Рост популярности в интернете показывает динамику интереса к бренду, прежде всего у наиболее важных для роста марки молодых пользователей. Чтобы измерять этот показатель, Credit Suisse создал индекс популярности брендов (CS Luxury Brand Heat Index), учитывающий как данные социальных медиа (Instagram и китайский WeChat), так и поиск в интернете (поиск в Google и Baidu). Индекс показывает, что интерес к индустрии luxury в целом в последнее время перестал расти и лишь некоторые бренды выбиваются из общего тренда — Burberry один из них. В частности, количество лайков на странице Burberry в Instagram в августе достигло наибольшего значения с 2015 года при неизменном количестве постов. Динамика в WeChat также обнадеживает — количество просмотров с марта по август 2019 года выросло на 50%. Инвестбанк Citi, составляющий аналогичный рейтинг, называет Burberry пятым брендом после Louis Vuitton, Cristian Dior, Chanel и Gucci (по данным последнего Citi Brand Heat Tracker, июль 2019 года).
  • Стоимость на вторичном рынке позволяет оценить спрос на марку. Cильные бренды меньше теряют в цене, а некоторые даже растут, например отдельные модели сумки Birkin марки Hermes, а также ряд новых моделей Louis Vuitton и лимитированные сумки Tote производства Dior. Credit Suisse использует для своих оценок данные онлайн-реселлера RealReal, одного из крупнейших игроков на вторичном рынке luxury. Расчеты показали, что дисконт на сумки новых коллекций Burberry составляет всего 16%, что сопоставимо с более популярными и премиальными моделями, такими как сумка Saddle марки Dior, Gabrielle у Chanel или модель Arli у Gucci. Дисконт заметно меньше, чем у новых сумок Prada (26%) или у сумок из старых коллекций самого Burberry (40%). При этом спрос на товары Burberry на платформе RealReal в этом году вырос на 64%, сообщает Forbes, и наибольшими темпами растут запросы от миллениалов и полоколения Z. Другая известная онлайн-платформа thredUp и вовсе называет Burberry лучшим брендом для перепродажи (best resale value), в рейтинге 2019 года марка обогнала Louis Vuitton, Gucci, Hermes и Prada (оценка всей продукции, а не только сумок).
  • Усиления фокуса на сумки и другие изделия из кожи. Обновление ассортимента сумок (чуть менее 20% продаж) — один из ключевых пунктов для плана Gucci, считает аналитик Citi Томас Шове (Thomas Chauvet). Он отмечает, что валовая маржа для сумок Burberry по-прежнему меньше, чем для тренчей и шарфов марки, что является аномалией для сектора luxury.
  • Кроме того, Burberry отличает высокое качество дистрибуционной сети. Чем выше доля продаж через собственные магазины, тем больше контроль марки над дистрибуцией и ценообразованием, хотя полностью избежать оптовых продаж невозможно, особенно на таких рынках, как США или Япония, где универмаги исторически очень популярны. Развитие собственной сети — один из главных трендов последних лет: к примеру, Kering (основным брендом которого является успешный turnaround Gucci) продает через собственные магазины 78% товаров люкс, хотя еще пять лет назад этот показатель составлял 69%. У Burberry и Prada доля собственных продаж выше 80%, а вот у Tod’s, Salvatore Ferragamo и Hugo Boss — менее 30%, отмечает CS.

    Наконец, на успех brand turnaround в Burberry позволяет надеяться то, что компания является полностью публичной. Сейчас 100% акций обращается на рынке, а значит, нет риска внезапного вмешательства основателя или основного акционера, что неоднократно являлось причиной неудач у других марок. К примеру, Ralph Lauren несколько лет назад пытался перестроить бизнес, наняв для этого звезду Old Navy Стефана Ларссона, однако тот и полутора лет не продержался, уйдя из-за конфликта с основателем компании.

    У других не получится

    В компании Prada и креативная часть, и менеджмент по-прежнему находятся в руках Миуччи Прада и ее семьи — мужа и сына, и вряд ли эта ситуация изменится в ближайшем будущем. «Отсутствие перемен в команде, снижение популярности бренда и апгрейд дистрибуционной сети будут негативно сказываться на динамике продаж и марже в ближайшее время», — пишут аналитики Credit Suisse.

    Что касается Tod’s и Salvatore Ferragamo, то обе марки пытаются менять управленческие команды, однако маленький размер и недостаток финансирования не позволяют им добиться успеха. «Основатели, похоже, не готовы принести в жертву краткосрочную маржу для поддержания перезапуска бренда, и это ведет к дальнейшей потере доли рынка и постепенной эрозии маржи», — констатируют эксперты Credit Suisse. Основным риском своего негативного прогноза они считают возможную продажу обеих марок одному из крупных игроков с премией к рынку. В частности, Tod’s неоднократно назывался возможным объектом для поглощения со стороны Louis Vuitton: конгломерат уже владеет 3,5% Tod’s, а основатель Tod’s Диего дела Валле входит в совет директоров LVMH. Что касается Salvatore Ferregamo, то им могут заинтересоваться американские холдинги Capri и Tapestry.

    Наконец, Hugo Boss — один из самых слабых люксовых брендов из анализируемых, считает Credit Suisse.

    Риски для отрасли

    Впрочем, не стоит сбрасывать со счетов и риски. Немногие аналитики пока что разделяют энтузиазм Credit Suisse: по данным Bloomberg, консенсусная прогнозная цена акций Burberry составляет всего 21,28 фунта, а потенциал роста — 4% (у Credit Suisse — 26,5 фунта и 30% соответственно, по данным на на 04.10.2019). При этом сам Credit Suisse признает, что реформировать любую компанию сегмента luxury в ближайшие годы станет сложнее из-за ожидаемого замедления сектора в целом в конце 2019-го и в 2020 году. Кроме того, компаниям среднего размера стало сложнее конкурировать с лидерами из-за опережающего роста последних. Так, в 2016 году выручка Louis Vuitton и Gucci составила €8,2 млрд и €4,4 млрд соответственно, в 2019 году эти цифры, по оценкам Credit Suisse, возрастут до €12 млрд и €9,5 млрд, тогда как суммарная выручка потенциальных turnaround brands за последние годы практически не изменилась.

    Между тем в деле завоевания клиента «размер имеет значение» как никогда ранее. К примеру, маркетинговый бюджет Louis Vuitton в этом году достигнет минимум 7% выручки, без учета таких инициатив, как pop-up магазины. Это сопоставимо с расходами всех turnaround brands вместе взятых и составляет больше, чем 80% выручки Tod’s. Кроме того, у крупных брендов с большим количеством подписчиков и инфлюенсеров больше шансов привлечь внимание в соцсетях.

    В свою очередь, Томас Шове из Citi хотя и считает, что надежды инвесторов на успех а-ля Gucci вполне оправдан, но отмечает, что настоящий разворот бренда должен менее зависеть от Китая. Citi оценивает долю китайских потребителей в продажах Gucci в 40%, выше средних по индустрии 30-35%, а комментарии менеджмента свидетельствуют, что именно китайцы выступили основным двигателем спроса на вещи из коллекций Тиши. «Хотелось бы увидеть увеличение спроса в Европе и Америке, прежде чем сделать окончательные выводы», — пишет аналитик.

    Аналитики Morgan Stanley волнуются по поводу влияния протестов на продажи Burberry в Гонконге (8% от общих продаж), так как их сложно компенсировать другими направлениями, в частности Японией и Кореей, где сильно развита торговля люксом в универмагах. Moncler недавно назвал происходящее в Гонконге катастрофой, а Morgan Stanley считает, что продажи люксовых брендов на этом рынке могут упасть вдвое.

    Стильные деньги: как новая креативная стратегия Gucci и Yves Saint Laurent повлияла на их доходы

    Источник

    Суд впервые развернул сделку по продаже государством частного банка

    Здание Арбитражного суда города Москвы. Фото Стояна Васева / ТАСС

    Суд признал недействительной продажу банка из группы «Лайф» Агенством по страхованию вкладов. В 2016 году покупателем выступил владелец юрфирмы-консультанта АСВ, и теперь суд признал связь участников сделки. Судебное решение имеет прецедентный характер, говорит юрист

    Арбитражный суд Москвы в начале октября признал недействительной сделку по продаже Агентством по страхованию вкладов (АСВ) ивановского Национального банка сбережений (НБС), некогда входившего в банковскую группу «Лайф». Этот банк в 2016 году купил Артем Зуев, владелец компании «Кворум дебт менеджмент групп», которая предоставляла агентству услуги по поиску активов.

    Прецедентное дело

    Судебная тяжба по поводу продажи банка тянется уже несколько лет, прошла три инстанции и вернулась обратно в первую. Иск подали компании «Автоцентр» и «Трансфорвардингвосток» — два кредитора Пробизнесбанка, головного банка группы «Лайф».

    Это первый случай, когда в суде удается оспорить продажу банка агентством, говорит партнер адвокатского бюро «А2» Михаил Александров. По словам юриста, это дело имеет характер прецедента.

    Похожий иск сейчас рассматривается и по сделке по продаже АСВ другого банка группы «Лайф» — «Пойдем!», который с торгов в ноябре 2016 года купил Совкомбанк. Банк достался тогда ему за 382 млн рублей, а уже через три месяца был продан новым инвесторам, среди которых был менеджмент «Пойдем!». Позже среди акционеров появился Михаил Кузовлев (33,5%), который в свое время занимал пост главы дочки АСВ — банка «Российский капитал». Истец по продаже «Пойдем!» — компания «Автоцентр».

    Кто же сейчас владеет НБС? Артем Зуев, который приобрел банк три года назад, фигурирует в расследовании The Bell как человек, предлагавший в 2016 году экс-владельцам рухнувшего Пробизнесбанка Сергею Леонтьеву и Александру Железняку дать список своих активов в обмен на защиту от реального срока в колонии. Зуев действовал от имени консультанта АСВ — компании «Кворум» — и общался с экс-владельцами группы «Лайф» якобы как эмиссар первого заместителя главы АСВ Валерия Мирошникова и полковника ФСБ Кирилла Черкалина (сейчас первый покинул страну, второй арестован). Сам Зуев в разговоре с Forbes опроверг, что действовал от имени Мирошникова и Черкалина, и заявил лишь, что передал Леонтьеву и Железняку, что «Кворум» будет действовать жестко.

    Как продавали банк

    Летом 2015 года Банк России лишил лицензии Пробизнесбанк. Остальные четыре банка, входящие в группу «Лайф», — «ВУЗ-банк (Екатеринбург), «Экспресс-Волга» (Саратов), Национальный банк сбережений (Иваново), Банк24.ру (Екатеринбург) — регулятор отправил под управление АСВ.

    Через несколько месяцев после санации компания Зуева «Кворум дебт менеджмент групп» выиграла тендер на поиск и возврат активов Пробизнесбанка. Как утверждает Зуев, по факту всю работу проводила компания «Кворум», учрежденная юристом Андреем Павловым. Но так как у них не было аккредитации АСВ, то договор заключался с компанией Зуева.

    В апреле 2016 года АСВ выставило на продажу два банка группы «Лайф» — «Пойдем!» и НБС. Последний выставили за 307 млн рублей. После закрытых торгов владельцем НБС стала компания Зуева «Региондевелопмент». Цена сделки составила всего 90 млн рублей.

    После этого два кредитора Пробизнесбанка «Автоцентр» и «Трансфорвардингвосток» решили в суде оспорить сделку. По мнению истцов, аукцион не должен был проводиться в закрытой форме со сбором заявок всего за три дня. Также истцов смутило, что одна из компаний Зуева была расположена по одному адресу с торговой площадкой, проводившей торги, хотя Зуев свою аффилированность с площадкой отрицает. Кроме того, истцы указывали, что оценка стоимости акций банка выше — 458 млн рублей.

    Суд согласился с этими доводами и решил, что была «заинтересованность» между компанией Зуева, оператором торговой площадки и конкурсным управляющим. В итоге суд признал недействительными торги по продаже НБС и постановил вернуть акции банка в конкурсную массу Пробизнесбанка. В свою очередь, компания Зуева должна получить из конкурсной массы 90 млн рублей, которые она потратила на приобретение.

    АСВ взяло на работу юриста из «списка Магнитского»
    «Опасный человек»: опальный банкир Пугачев рассказал о покинувшем Россию замглавы АСВ

    «Деньги вместо стульев»

    Зуев утверждает, что лично не занимался приобретением банка — над этим работала команда аналитиков «Региондевелопмента». «Я знал об этой сделке и решение мы принимали коллективно, меня как акционера согласовывал ЦБ, — говорит Зуев Forbes. — Но утверждение, что был какой-то сговор и я не случайный покупатель — полная чушь».

    «Этот актив настолько маленький в масштабах моего бизнеса, что он мне неинтересен, и результаты суда мне тоже неинтересны», — говорит Зуев. По его словам, банковское регулирование сильно ужесточилось в последнее время, «и этот банк далеко не лакомый кусочек». Зуев сомневается, что кредиторам получится быстро продать его. «Я с удовольствием верну и возьму деньги обратно вместо стульев», — заключил Зуев.

    В пресс-службе АСВ Forbes сообщили, что агентство не видит конфликта интересов в сделке по продаже банка, так как Зуев на момент покупки НБС не был гендиректором «Кворум дебт менеджмент». Деньги от продажи банка поступили в конкурсную массу и права кредиторов нарушены не были, подчеркивает АСВ. Агентство также указало, что конкурсный управляющий Пробизнесбанка готовит апелляцию.

    Источник

    Цена валютной кубышки: почему банкам нужны отрицательные ставки

    Фото Getty Images

    Отрицательные ставки по валютным депозитам — это современная реальность. Предусмотреть законодательную возможность введения отрицательных ставок необходимо, чтобы обеспечить прозрачность ценообразования для держателей валютных депозитов

    Мировая экономика погружается в эпоху отрицательных ставок. В стремлении поддержать экономический рост в 2019 году центральные банки вернулись к снижению ставок. Европейский центральный банк снизил свою ставку до -0,5%. Объем мирового долга с отрицательной номинальной доходностью превышает $15 трлн.

    Конечно, эту ситуацию вряд ли можно назвать нормальной, но она явно носит долгосрочный характер. Одновременно происходит рост доли расчетов в европейской валюте: по данным Банка России, в первом квартале 2019 года доля евро в экспортных расчетах со странами ЕС достигла 40%, а со странами БРИКС превысила 30%.

    При этом российское законодательство не позволяет вводить отрицательные ставки по депозитам. На фоне существенного роста использования евро российские банки вынуждены вводить комиссии на обслуживание депозитов в евро либо отказываться от работы с такими средствами, поскольку это создает устойчивый убыток для банковской системы. Именно это обстоятельство снова привело к обсуждению вопроса о необходимости внесения изменений в законодательство, которые бы позволяли снижать процентные ставки до отрицательных значений.

    В еврозоне ставки денежного рынка отрицательны уже более четырех лет. При этом, однако, ставки по депозитам населения все это время оставались выше нулевого уровня. По депозитам компаний только 1/3 стран валютного союза удерживает отрицательные ставки, в основном же ставки близки к нулю. Переход на отрицательные ставки по депозитам населения не состоялся главным образом из-за риска оттока безналичных евро в наличный оборот. Население значительно более мобильно в плане перемещения сбережений из безналичной в наличную форму. Компании себе такой мобильности позволить не могут, а потому в ряде стран еврозоны они сталкиваются с введением отрицательных ставок.

    Помимо отсутствия возможности введения отрицательной ставки, российские банки сталкиваются со значительно более высокими регуляторными издержками при работе с валютными депозитами. Когда российский банк привлекает депозит, он должен:

    1. Заплатить взнос в фонд страхования вкладов 0,6% в год (по депозитам населения).

    2. Создать обязательные резервы (ФОР) в объеме 8% от суммы вклада, которые размещаются в Банке России под нулевую процентную ставку в рублях при депозитной ставке Банка России на уровне 6%.

    Фактически банк несет дополнительные потери в объеме еще 0,5% в год от суммы валютных депозитов. Даже если российский банк привлек депозит в евро под нулевую процентную ставку, он имеет фактическую стоимость привлечения средств от 0,5% для компаний до 1,1% для населения. Европейские банки сталкиваются со значительно меньшими издержками при размещении в них депозитов, т. к. взносы на их страхование составляют менее 0,1% в год, целевой размер фондов составляет 0,5-0,8% от портфеля застрахованных депозитов к 2024 году, против нашего целевого уровня 5%.

    Совершенно иначе ситуация в Европе выглядит и с обязательными резервами, которые формируются в объеме 1% от привлеченных средств и размещаются в ЕЦБ под нулевую ставку (если бы европейский банк разместил эти средства на депозит в ЕЦБ, он бы понес потери на уровне 0,5%). Фактически для обязательных резервов в европейской банковской системе созданы особые условия, чтобы банки не несли дополнительных издержек.

    Имея такие условия привлечения средств, европейский банк может удерживать депозитные ставки около нуля и выдавать кредиты крупным российским компаниям в евро под ставки 1,2-1,6% (EURIBOR -0,4% + 160-200 б. п.). Российский же банк не сможет конкурировать по ставке, так как для него регуляторные издержки на 0,5-1 процентный пункт выше. Существенная часть евро, которые находятся в российской банковской системе, размешается на денежном рынке еврозоны под отрицательные ставки, принося российским банкам только убытки.

    В условиях текущей мировой конъюнктуры законодательная возможность введения отрицательных ставок банками — одно из условий обеспечения прозрачности ценообразования для держателей валютных депозитов.

    Россиян выдавливают из евро: банки вводят комиссии за хранение сбережений в европейской валюте

    Источник

    АСВ взяло на работу юриста из «списка Магнитского»

    Фото Александра Демьянчука / фотохост-агентство ТАСС

    АСВ начало избавляться от внешних юристов после обвинений в завышенных тратах на их услуги. Владельца одной из компаний-подрядчиков агентства наняли в штат. Это Андрей Павлов, который с декабря 2017 года находится под американскими санкциями по «закону Магнитского».

    В Агентство по страхованию вкладов вышел на работу его бывший консультант Андрей Павлов, рассказали Forbes два собеседника на финансовом рынке и подтвердила пресс-служба агентства. Павлов работает с сентября в должности начальника управления правового сопровождения ликвидационных процедур в юридическом департаменте. Это назначение связано с реформой АСВ — отказе от внешних юристов и расширении своего штата.

    Юрист с декабря 2017 года находится под санкциям США из-за «закона Магнитского». Минфин США объяснял включение Павлова в список «участием в преступном сговоре, раскрытом» юристом Hermitage Capital Сергеем Магнитским. Бывшие коллеги Магнитского утверждали, что Павлов участвовал в судебных процессах, создавая мнимые обязательства прибыльным компаниям, после чего на основании судебных решений налоговики одобрили незаконный возврат ранее уплаченных налогов на 3 млрд рублей. Магнитский обратил внимание на эти операции, в 2008 году был арестован, а в 2009 году скончался в СИЗО «Матросская Тишина». Глава Hermitage Capital Билл Браудер утверждал, что причиной преследования Магнитского стала вскрытая им схема. В 2017 году «Новая газета» опубликовала предполагаемую переписку юриста, из которой следовало, что Павлов через знакомого бывшего сотрудника СК оказал влияние на расследование дела о смерти Сергея Магнитского.

    АСВ часто критиковали за слишком большие расходы на внешних юристов, привлекаемых для работы с активами ликвидируемых банков. В частности, за то, что в истории с Межпромбанком на вознаграждение юристов ушло 2,8 млрд рублей из конкурсной массы в 5,7 млрд рублей. За подбор юристов в АСВ отвечал бывший первый заместитель директора Валерий Мирошников, который летом этого года покинул Россию, писал РБК со ссылкой на материалы дела полковника ФСБ Кирилла Черкалина. По данным РБК, тендер на работу с активами банка «Югра» выиграла компания «Вектор права», принадлежащая другу Мирошникова и Черкалина — Владимиру Акаеву. Сейчас следствие проверяет Мирошникова на возможную причастность к созданию особых условия для экс-владельца «Югры» Алексея Хотина, говорят источники РБК.

    Глава АСВ Юрий Исаев говорил летом этого года на ПМЭФ, что планирует отказаться от услуг внешних юридических компаний, а вместо этого набрать около 1500 юристов в штат. По мнению Исаева, штатные юристы должны ускорить работу с активами ликвидируемых банков.

    Одним из штатных юристов и стал Андрей Павлов. До прихода в АСВ он учредил адвокатское бюро «Кворум». Оно занималось работой с активами ликвидируемых банков по договору с АСВ — в частности, поиском активов Инвестбанка, Европейского трастового банка, Интрастбанка, владикавказского Банка развития региона, а также Пробизнесбанка. При этом договоры заключались с другой компанией — «Кворум дебт менеджмент», которая принадлежит Артему Зуеву. Именно эта компания в октябре 2015 года выиграла тендер АСВ на розыск активов Пробизнесбанка. Зуев сказал Forbes, что фактически розыском активов занималась «Кворум» Андрея Павлова, он же никакого отношения к работе с АСВ не имел.

    Тем не менее, Зуев, как писало издание The Bell, все же принимал участие в работе с активами Пробизнесбанка, а именно в 2016 году он встречался в аэропорту Цюриха с основателем банка Александром Железняком и, ссылаясь на Валерия Мирошникова и Кирилла Черкалина, предлагал предоставить список активов в обмен на домашний арест на четыре года.

    По словам Зуева, он действительно встречался в Цюрихе в Железняком по просьбе Павлова, но лишь озвучивал позицию компании — «Кворум» будет действовать жестко. «Никакого сотрудничества за деньги я не предлагал и на Черкалина и Мирошникова никак не ссылался», — говорит Зуев.

    Сейчас один из кредиторов Пробизнесбанка — компания «Автоцентр» — обвиняет АСВ в завышенных выплатах «Кворуму». Дело уже дошло до Верховного суда. Юристы получали за работу по возврату активов Пробизнесбанка по 8,5 млн рублей в месяц плюс 15% от вернувшихся в конкурсную массу денег. Суммарно переменная часть вознаграждения составила 312 млн рублей — «Автоцентр» считает эту сумму слишком большой.

    Пресс-служба АСВ в ответ на запрос Forbes сообщила, что в настоящее время Павлов вышел из коллегии адвокатов «Кворум» и отказался от статуса адвоката. При этом, сообщила пресс-служба, он будет всегда числиться среди учредителей коллегии, так как она представляет собой некоммерческое партнерство, учредители которого не имеют ни долей, ни акций, которые могли бы быть отчуждены.

    Андрей Павлов имеет опыт в силовых структурах — до 2009 года возглавлял управление ФСБ по республике Адыгея, с 2011 по 2012 работал в академии Генпрокуратуры младшим научным сотрудником.

    Тайные миллиардеры: 9 человек, о чьем богатстве мы узнали из уголовных дел

    Бывший министр финансов Московской области Алексей Кузнецов. Сумма — 14 млрд рублей ($482,7 млн по курсу на конец 2008 года)

    По версии следствия, экс-министр вместе с сообщниками в период с 2005 по 2008 год провернул целый ряд афер и похитил из бюджета Подмосковья миллиарды рублей.

    В частности, бывший чиновник участвовал в создании фирмы «Росвеб», на которую регион перевел ликвидные активы, после чего «Росвеб» была продана за 7 млрд рублей, а деньги от сделки отправились в кипрские офшоры, подконтрольные Кузнецову и другим обвиняемым.

    Еще один инкриминируемый экс-министру эпизод — скупка долгов 16 предприятий ЖКХ и получение под них кредита объемом 2 млрд рублей в ЗАО «Внешторгбанк Розничные услуги» под гарантии области.

    Следователи утверждают, что многочисленные схемы фигурантов дела, к которым также относится жена Кузнецова Жанна Буллок, в совокупности позволили им похитить не менее 14 млрд рублей. Эта сумма еще может быть скорректирована.

    После возбуждения уголовного дела в 2008 году Кузнецов уехал из России. В 2013-м беглого чиновника задержали во Франции, и в январе 2019-го он был экстрадирован в Москву. Экс-министр  содержится в следственном изоляторе «Кремлевский централ». Ему предъявлены обвинения в мошенничестве, присвоении чужого имущества и легализации средств, полученных преступным путем (ст. 159, 160 и 174.1 Уголовного кодекса).

    Еще в 2014 году в Санкт-Петербурге сотрудники ФСБ нашли тайник с предметами искусства, который, по их сведениям, принадлежал Буллок. В тайнике оказались старинная мебель и 113 картин известных художников, а также несколько ящиков редких книг. Все эти предметы сданы в Эрмитаж.

    Кузнецов настаивает на собственной невиновности. Расследование дела продолжается.

    Бывший топ-менеджер ФГУП «Алмазювелирэкспорт» Виктор Афонин. Сумма — 5,5 млрд рублей ($171 млн по курсу на конец 2011 года)

    По версии следствия, Афонин в связке со своим братом Борисом с 2008 по 2011 год заключил с  Международным акционерным банком (МАБ) кредитных договоров на 5,5 млрд рублей. Согласно материалам дела, Афонин брал у МАБ кредиты под гарантии депозита ФГУП «Алмазювелирэкспорт» на свои подставные компании. В итоге суммы кредитов переходили на счета подконтрольных ему компаний и обналичивались.

    Экс-менеджер госпредприятия вину признал, поэтому судебные слушания прошли в особом порядке. В феврале 2019 года Савеловский суд Москвы признал Афонина виновным в особо крупном мошенничестве и приговорил к четырем годам колонии.

    Бывший глава Серпуховского района Московской области Александр Шестун. Сумма — 10 млрд рублей ($156,2 млн по курсу на конец апреля 2019 года)

    Шестун обвиняется в получении взяток на 9 млн рублей и незаконной продаже 10,3 га земли в поселке Борисово по стоимости в 100 раз ниже рыночной — за 628 000 вместо 62 млн рублей.

    Сам экс-глава Серпуховского района утверждает, что пострадал за политические убеждения — из-за отказа уходить в отставку под давлением. За два месяца до ареста Шестун опубликовал записанный на скрытый диктофон разговор с руководителем управления «К» ФСБ Иваном Ткачевым и начальником управления по внутренней политике администрации президента Андреем Яриным, во время которого оба собеседника уговаривали Шестуна сложить полномочия. Уголовное дело — месть Ткачева, уверен бывший глава района.

    Знакомство Шестуна с Ткачевым тянется как минимум с 2011 года, когда первый участвовал в оперативной разработке подмосковных прокуроров по делу о крышевании подпольных казино, а второй — руководил оперативной работой.

    Генпрокуратура нашла имущество Шестуна, записанное на его родственников и подставных лиц, на сумму свыше 10 млрд рублей, и подала иск о конфискации в Красногорский городской суд. Согласно материалам дела, речь шла о 750 объектах недвижимости, в том числе 654 земельных участках в Серпуховском районе, и 43 элитных автомобилях. Также прокуратура утверждала, что Шестун был фактическим собственником парк-отеля «Дракино» и базы отдыха «Медвежья берлога». Все имущество уже конфисковано по решению суда.

    Шестун находится под стражей. Расследование дела продолжается.

    Полковник МВД Дмитрий Захарченко. Сумма — 9,5 млрд рублей (почти $150 млн по курсу на сентябрь 2016 года)

    Экс-руководитель управления «Т» Главного управления по экономической безопасности и противодействию коррупции МВД обвиняется в целом ряде коррупционных преступлений — вымогательстве взяток у хозяина элитного рыбного ресторана La Maree Меди Дусса, получении денег от бывшего руководителя компании «Русинжиниринг» Анатолия Пшегорницкого, а также противодействии следствию (по версии обвинения, Захарченко предупредил владельцев обанкротившегося Нота-банка о готовящейся проверке).

    Однако широкую известность дело полковника обрело после того, как в квартире сестры полицейского на Ломоносовском проспекте следователи нашли почти 9 млрд рублей в разной валюте. Ни Захарченко, ни его родственники не смогли объяснить происхождение денег. В итоге Генпрокуратура посчитала средства незаконно нажитым имуществом и обратились в Никулинский суд Москвы с иском о конфискации.

    В иске прокуроры также попросили обратить в пользу государства и другое имущество семьи Захарченко, записанное на родственников, подруг и бывшую жену полковника — всего 13 квартир, 14 машино-мест, четыре автомобиля (два Mercedes-Benz и два Porsche Cayenne GTS) и слиток в полкилограмма золота.

    Иск был удовлетворен в декабре 2017 года. А в апреле 2019-го следователи и прокуроры нашли еще несколько счетов и объектов недвижимости «тайного миллиардера». После этого суд рассмотрел и удовлетворил второе обращение прокуратуры к родственникам полковника — на сей раз на 484 млн рублей.

    Параллельно с этим иском Гагаринский суд Москвы взыскал 380 млн рублей с семьи друга Захарченко – бывшего полковника ФСБ Дмитрия Сенина. Сам Сенин находится в бегах, а Захарченко — на скамье подсудимых. Его дело рассматривает Пресненский суд столицы.

    Бывший сотрудник управления по борьбе с организованной преступностью ГУ МВД по Московской области Юрий Щербаков. Сумма — 1,25 млрд рублей ($41,9 млн по курсу на конец ноября 2009 года)

    Экс-оперативник подмосковного УБОПа пытался получить по фиктивным поручениям 1,25 млрд рублей, принадлежащих Пенсионному фонду России.

    В ноябре 2009 года Щербаков и его сообщники предоставили фальшивые документы в Центробанк, и деньги сначала ушли на счет подставной компании в банк «Кубань», а потом шестью траншами — на счета различных фирм, в том числе кипрских офшоров.

    Однако спустя всего три дня деньги удалось вернуть, а аферистов — задержать. В 2011 году Щербаков был приговорен к 6,5 годам колонии строгого режима. Он признал свою вину, поэтому слушания проходили в особом порядке.

    Бывший глава ФСИН Александр Реймер. Сумма — 1,2 млрд рублей ($39,6 млн по курсу на конец 2012 года)

    Экс-руководитель Федеральной службы исполнения наказаний уже отбывает свой срок — восемь лет лишения свободы — за крупную махинацию с госзаказом. В июне 2017 года Замоскворецкий суд Москвы признал Реймера виновным в мошенничестве. Ущерб от его действий следователи оценивают в 2,7 млрд рублей. Сам Реймер и другие фигуранты дела, как считает обвинение, похитили более 1,2 млрд рублей из этой суммы.

    Согласно приговору суда, Реймер отдал контракт на производство электронных браслетов для арестантов подконтрольной ему фирме — ООО «Мета». После этого стоимость одного браслета возросла в 10 раз — до 120 000 рублей. Фирма была проведена в документах как филиал одного из ФГУПов ФСИНа — Центра информационно-технического обеспечения и связи (ЦИТОС) — и заключила контракт на производство техники без конкурса.

    Реймер свою вину не признавал. Его адвокаты в суде настаивали, что разработки «Меты» были самыми эффективными на рынке, к тому же браслеты работали на базе российской спутниковой навигационной системы ГЛОНАСС,  а браслеты конкурентов использовали GPS.

    Бывший следователь Следственного комитета при прокуратуре Роман Русланов. Сумма — 1 млрд рублей ($33 млн по курсу на конец 2012 года)

    Экс-заместитель руководителя отдела Следственного комитета при прокуратуре по городу Люберцы, по данным уголовного дела, с 2009 по 2012 год похитил 300 га земли в Подмосковье.

    Сторона обвинения утверждает, что бывший прокурорский работник подделывал права собственности на землю на подставных собственников и регистрировал их права в Росреестре, а потом продавал угодья.

    Общую стоимость похищенной земли следователи оценивают в 1 млрд рублей. Русланов с 2012 года находится в бегах и объявлен в международный розыск.

    Бывший глава Республики Коми Вячеслав Гайзер. Сумма — около 1 млрд рублей ($26 млн по средневзвешенному курсу в 2014 году)

    Экс-глава администрации Коми, по версии следствия, нанес региону ущерб почти в 3,3 млрд рублей. Согласно материалам дела, речь идет о махинациях с акциями прибыльного предприятия — птицефабрики «Зеленская».

    Впрочем, непосредственно похищенным следователи считают только 1 млрд рублей. По их подсчетам, Гайзер успел легализовать 988,5 млн рублей.

    Сейчас экс-глава региона находится на скамье подсудимых, ему вменяется создание и руководство преступным сообществом, куда вошли еще как минимум 14 фигурантов дела, а также мошенничество в особо крупном размере, получение взяток и отмывание денег. Имущество семьи Гайзера — в том числе квартиры его жены в Москве и Сыктывкаре и земельный участок (6 соток) в Коми — находится под арестом и может быть взыскано по приговору суда.

    Прокурор уже запросил для экс-главы Коми суровый срок — 21 год колонии. В ближайшее время Замоскворецкий суд Москвы вынесет приговор.

    Бывший губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин. Сумма — более 1 млрд рублей ($15,9 млн по курсу на конец марта 2015 года)

    Хорошавин был задержан прямо на рабочем месте в марте 2015 года. По версии следствия, он создал для местных бизнесменов условия, при которых те были вынуждены платить ему «откаты». Так, например, произошло при заключении контракта на строительство четвертого энергоблока Южно-Сахалинской ТЭЦ, следовало из материалов дела. Всего следователи сочли доказанным получение бывшим губернатором взяток на 522 млн рублей (эту сумму он должен вернуть по решению суда).

    В феврале 2018 года городской суд Южно-Сахалинска приговорил его к 13 годам колонии строгого режима. Хорошавин был признан виновным в получении взяток и легализации преступных доходов (статьи 290 и 174.1 Уголовного кодекса). Теперь экс-губернатор отбывает наказание.

    При обыске у него дома и в кабинете оперативники нашли 1 млрд рублей наличными в разной валюте. Позднее прокуратура обратилась с иском о конфискации этих денег, недвижимости (четырех квартир в Москве, дома в Подмосковье и еще нескольких земельных участков), а также двух автомобилей Bentley. Все имущество было обращено в пользу государства как незаконно нажитое.

    Источник

    Банк России подготовил почву для нового снижения ставок по вкладам

    Фото Артема Геодакяна / ТАСС

    В сентябре ставки по банковским вкладам продолжили снижаться и достигли минимального значения с сентября 2018 года. Терять доходность депозиты будут и дальше. Причина – политика ЦБ и профицит ликвидности.

    В течение сентября средняя максимальная ставка вкладов в топ-10 банков по объему депозитов населения опустилась на 0,13 пп до 6,62%. Это следует из данных мониторинга ЦБ, опубликованных на сайте регулятора в пятницу.

    Ставки снижаются – с небольшим перерывом на стагнацию и одним внезапным повышением – с третьей декады июня. Нынешнее значение ставок – самое низкое с сентября 2018 года.

    Ставки по депозитам следуют за ключевой ставкой ЦБ. В сентябре регулятор снизил ее третий раз за год. Последнее снижение — с 7,25% до 7,00%. Это решение объяснялось замедлением инфляции и слабым ростом экономики. В пятницу 4 октября первый зампред ЦБ Ксения Юдаева заявила на парламентских слушаниях по бюджету, что регулятор видит «определенное пространство для дальнейшего снижения» ставки, сообщило Reuters.

    Снижение текущих темпов инфляции до нижней границы прогноза ЦБ на конец 2019 года и одновременно до целевого уровня ближайших лет — до 4% — значительно повышает вероятность еще одного снижения ключевой ставки на 25 базисных пунктов уже на ближайшем заседании 25 октября, уверен начальник отдела анализа банков и денежного рынка ИК «ВЕЛЕС Капитал» Юрий Кравченко. Главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович прогнозирует, что в конце года ключевая ставка ЦБ будет находиться на уровне 6,5-6,75%. «До конца года Банк России вполне может себе позволить еще два раза снизить ключевую процентную ставку, доведя ее значение до 6,5%,», — полагает аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов. Однако реализация сценария всецело будет зависеть от ситуации на глобальных финансовых рынках.

    Это значит, что и у банков будет возможность снизить ставки. Этому также будет способствовать и растущий профицит ликвидности в банковском секторе. Основным его источником станут бюджетные расходы (как до конца 2019 года, так и в последующие годы), указывает Юрий Кравченко. В этих условиях даже без снижения ключевой ставки стоимость пассивов для банков будет продолжать снижаться до исторических минимумов.

    Подтверждение этому – новая волна снижения ставок крупными банками, отмеченная уже после маневра ЦБ, в начале октября. Так, по данным Frank Media, c 1 октября ставки по вкладам в рублях снизились в Росбанке – на 0,05-0,7 п.п., в Ситибанке – на 0,2 п.п. и в банке «Возрождение» – на 0,05-0,25 п.п.

    Forbes опросил крупнейшие российские банки. Там о своих намерениях относительно изменений условий по вкладам говорят осторожно.

    «Очевидно это не последнее понижение ключевой ставки, которое продолжится, при прочих равных, и далее. Будучи индикатором стоимости денег в экономике это и последующие решения регулятора несомненно «потянет» снижение кредитно-депозитных ставок банков», — говорит директор департамента операций на финансовых рынках банка «Русский Стандарт» Максим Тимошенко. В Россельхозбанке снижать ставки опережающими темпами не намерены. В ФК «Открытие» сообщили, что допускают возможность снижения ставок, однако «окончательное решение будет принято позднее на основании складывающейся рыночной конъюнктуры».

    В ВТБ не ожидают резких колебаний депозитных ставок до конца года, однако будут принимать решение об каких-либо изменениях, ориентируясь на уровень ключевой ставки. Такой же политики придерживаются Альфа Банк и «Хоум Кредит». «В случае появления новых вводных мы скорректируем предложение», — согласен руководитель управления некредитных продуктов Райффайзенбанка Максим Степочкин.

    По словам первого заместителя председателя правления Совкомбанка Сергея Хотимского, будет учитываться, в том числе, и приближение «активного предновогоднего периода потребления и инвестиций». В банке «Уралсиб» снижать ставки опережающими темпами не собираются, там корректируют ставки «одновременно с другими игроками рынка». Заместитель директора департамента розничных продуктов и маркетинга Росбанка Лидия Каширина указывает на то, что в целом ожидания по ключевой ставке уже заложены в ценовом предложении банка.

    Сбербанк не комментирует изменения условий по продуктам до их официального вступления в силу. В Газпромбанке, Московском Кредитном Банке, Промсвязьбанке, входящих в базу расчета средней максимальной ставки вкладов, публикуемой ЦБ, на запрос Forbes не ответили.

    Самые надежные российские банки по версии Forbes

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 16,5%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 191,1%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 9,7%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: 19,85%

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 13,03%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 104,99%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 18,9%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: 44,13%

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 13,09%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 73,21%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 9,0%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: 27,61%

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 14,89%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 186,49%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 20,4%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: 51,52%

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 11,34%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 108,54%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 19,4%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: 30,28%

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 14,5%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 119,99%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 22,1%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: 29,69%

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 35,16%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 90,53%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 5,0%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: 1,69%

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 40,22%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 314,09%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 6,2%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: 2,88%

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 23,06%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 174,1%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 11,8%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: н/д

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 40,55%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 38,48%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 0,3%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: н/д

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 80,77%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 245,22%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 10,3%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: н/д

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 12,57%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 104,58%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 10,5%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: 2,01%

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 11,27%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 60,2%

    Рентабельность капитала за 2018 год: —1,7%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: 3,61%

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 29,75%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 78,21%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 3,7%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: 8,15%

    Достаточность капитала на 1.01.2019: 17,55%

    Норматив мгновенной ликвидности на 1.01.2019: 66,17%

    Рентабельность капитала за 2018 год: 2,8%

    Доля вкладов в пассивах на 1.01.2019: 23,12%

    Источник

    Как стартапы могут получить доступ к $100 трлн, заменив банки

    Фото Getty Images

    Больше 4 млрд человек в мире не имеют достаточного доступа к современным финансовым услугам. Эти люди вынуждены тратить часы в очередях в банке, платить существенные комиссии за денежные переводы и обращаться к микрофинансовым организациям с кабальными ставками. Для стартапов — это огромный рынок и возможность заработать сотни миллиардов долларов

    Два года тому назад Эмилен Дингл жила вместе с мужем и семилетней дочерью в Паятасе, бедном районе Манилы, где находится самая большая свалка Филиппин. Муж работал в службе безопасности правительственного здания и в неделю зарабатывал 4000 песо ($80). Сама Эмилен всегда мечтала открыть свое дело, но у нее не было ни работы, ни сбережений, ни кредитной истории, чтобы получить ссуду или кредитную карту.

    Жизнь Дингл радикально изменилась, когда она кликнула на Facebook на рекламу Tala, американского стартапа, который выдает небольшие займы через мобильное приложение. Предоставив Tala доступ к данным в своем телефоне, чтобы приложение их проанализировало и оценило уровень риска, Эмилен получила кредит в размере $20 на 30 дней под 15%. На полученные деньги она купила мясную нарезку, гамбургеры и хотдоги, которые продала поштучно с наценкой 40%. После возврата займа, процентов и небольшой комиссии у нее осталось $4.

    Сейчас Tala одалживает 42-летней Дингл $250 в месяц на развитие ее процветающего продуктового бизнеса. Дингл зарабатывает $70 в неделю, что увеличило доходы семьи почти вдвое и позволило переехать в двухкомнатный дом в тихом и чистом районе Батасан-Хиллс.

    Мобильные кредиты

    У Tala, которую в 2011 году основала 37-летняя бывшая сотрудница ООН и экс-аналитик с Уолл-стрит Шивани Сиройя, также все хорошо. Компания привлекла более $200 млн от крупных американских инвесторов, включая фонд Revolution Growth миллиардера Стива Кейса. Сейчас Tala оценивается почти в $800 млн и по итогам 2019 года ожидает получить более $100 млн выручки.

    Компании вроде Tala находятся в первых рядах гонки за право оказывать простейшие финансовые услуги людям, у которых нет счета в банке. Предоставить им базовые сервисы для получения кредита, накопления и страхования — одна из величайших задач и возможностей этого века. Имея доступ к финансовой системе, люди могут купить автомобиль или дом. Им не нужно обращаться к кредитным акулам, если они срочно нуждаются в лечении. Они становятся счастливее. Они дольше живут. Они более продуктивны, а рост производительности помогает их странам вырваться из бедности. На обслуживании людей, лишенных доступа к банковским услугам, можно сколотить одно из крупнейших состояний будущего. Это одновременно и моральный императив капитализма, и дорога на один из огромнейших неосвоенных рынков.

    Доступа к банковским услугам не имеют вообще около 1,7 млрд жителей планеты. Еще большая — более 4 млрд человек — группа все же имеет доступ к этим услугам, но не достаточный. Эти люди могут иметь счета, но с трудом сводят концы с концами, платят внушительные комиссии, когда их чеки отклоняют, и вынуждены прибегать к вариантам с высокими процентными ставками вроде займов до зарплаты. Согласно отчету Accenture 2015 года, только традиционные банки могли бы увеличить свою годовую выручку как минимум на $380 млрд, если бы все, кто не имеет доступа к банковским услугам, стали их клиентами.

    Эффект поражает воображение. По оценкам McKinsey, ВВП развивающихся стран вырос бы на $3,7 трлн к 2025 году или на 6%, если бы они внедрили всего одно новшество — перешли бы от наличных к цифровым деньгам, хранящимся на смартфонах. Диего Зулуага, аналитик из Центра монетарных и финансовых альтернатив Института Катона (США), изучил возможные последствия полной финансовой инклюзии: «Если бы мы предоставили жителям развивающихся стран, которые не имеют достаточного доступа к банковским услугам, такой же доступ к кредитованию и инвестициям, какой есть в богатых странах, можно было бы с легкостью создать дополнительные активы на $100 трлн за последующие 50 лет».

    Основательница Tala выросла в семье индийских иммигрантов в благополучном районе Бруклина Парк-Слоуп и училась в Международной школе ООН на Манхэттене. Она окончила Уэслианский и Колумбийский университеты и работала аналитиком в Credit Suisse и UBS. Начиная с 2006 года ее работа заключалась в том, чтобы оценивать влияние микрокредитов на жизнь людей в Тропической и Западной Африке для ООН. Она смотрела на число женщин, которые просили банковские займы на несколько сотен долларов, и была поражена числом отказов. «Банкиры буквально говорили мне: «Мы никогда не будем обслуживать этот сегмент», — рассказывает она.

    Там, где банки видели риск, Сиройя увидела возможность. Для ООН она опросила 3500 человек о том, как они зарабатывают на жизнь, тратят, занимают и сберегают. Полученные данные подтолкнули ее к созданию Tala — сервиса, используя который человек может подтвердить свою надежность в качестве заемщика с помощью ежедневных и еженедельных действий с использованием телефона. Например, кандидат признается заслуживающим доверия, если он регулярно звонит матери и вовремя оплачивает коммунальные счета. «Мы изучаем цифровой след», — объясняет Сиройя.

    Tala быстро наращивает масштабы. У компании уже 4 млн клиентов в пяти странах, которые заняли более $1 млрд. Стартап вышел на прибыльность в Кении и на Филиппинах и стремительно растет в Танзании, Мексике и Индии.

    Дешевые переводы для мигрантов

    Родители Рафаэля Виллалобоса-младшего живут в простом доме с металлической крышей в Тепалкатепеке, городе на юго-западе Мексики, где половина населения находится за чертой бедности. Его мать вышла на пенсию, но 71-летний отец до сих пор трудится на ферме. У них нет кредитов или страховки. Раз в месяц Рафаэль, работающий администратором в колледже в Мозес-Лейк, штат Вашингтон, отправляет им с зарплаты $500. Эти деньги «буквально позволяют им не умереть с голоду», говорит он.

    Раньше, чтобы перевести деньги в Мексику, ему приходилось стоять в очереди к киоску MoneyGram в круглосуточном магазине и платить $10 комиссии, а еще терять на разнице курсов. В 2015 году он узнал о Remitly — компании из Сиэтла, которая позволяет за секунды переводить деньги с телефона за небольшую плату.

    Мигранты из развивающихся стран в США посылают домой переводы на сумму в $530 млрд каждый год. Эти средства составляют значительную часть экономики в таких местах, как Гаити, где на переводы приходится больше четверти ВВП. Если бы все, кто посылает переводы через традиционные сервисы, которые взимают в среднем 7% с каждой транзакции, перешли бы на Remitly, который взимает в среднем 1,3%, то все вместе они бы экономили $30 млрд в год. И здесь еще не учитывается время, потраченное на дорогу до пункта перевода и ожидание.

    Сооснователь и гендиректор Remitly — 37-летний Мэтт Оппенхаймер задумал собственный сервис переводов, когда в 2010 году руководил подразделением мобильного и онлайн-банкинга в Barclays Bank в Кении. Уроженец Бойсе, штат Айдахо, Оппенхаймер получил степень по психологии в Дартмутском университете и степень MBA в Гарварде, а затем начал работать в лондонском офисе Barclays. Когда его перевели в Кению, он смог лично увидеть, как от денежных переводов зависит, живешь ли ты в доме с удобствами внутри или на улице. «Я увидел, что в Кении даже $200, $250, $300 значат очень, очень много», — говорит он.

    В 2011 году Оппенхаймер покинул Barclays и предложил свою идею инкубатору Techstars в Сиэтле. Заявку Оппенхаймер подавал вместе с еще одним будущим основателем Remitly — 31-летним Шиваасом Гулати, индийским иммигрантом со степенью по информатике из Карнеги-Меллона. Уже в Сиэтле они познакомились с третьим партнером — 41-летним Джошем Хагом. Хаг продал свой первый стартап Amazon, и его связи помогли им привлечь внимание фонда Bezos Expeditions, который управляет личными активами Джеффа Безоса. Фонд стал одним из ранних инвесторов Remitly. На сегодня Remitly привлек $312 млн и оценивается почти в $1 млрд.

    Оппенхаймер и его команда могут сохранять низкие комиссии, отчасти потому что используют машинное обучение и другие технологии, чтобы помешать террористам, мошенникам и «отмывальщикам» денег переводить средства. Алгоритмы задают меньше вопросов клиентам, которые отправляют небольшие суммы, чем тем, кто посылает крупные суммы.

    Remitly переводит $6 млрд в год и обслуживает отправителей в 16 странах, включая США, Австралию и Великобританию, и получателей в 45 странах. В первой половине 2019 года к получателям добавились 15 стран, включая Руанду и Индонезию. Компания пока не начала получать прибыль, однако в прошлом году выручка, предположительно, достигла $80 млн. Оппенхаймер видит широкие возможности для роста — пока что менее 1% от 250 млн иммигрантов в мире являются клиентами Remitly.

    Накопительные счета для бедных шопоголиков

    В 2012 году Доркас Мурунга жила в Гачи, криминальном районе на окраине Найроби. Она зарабатывала $80 в месяц, присматривая за детьми и убираясь в чужих домах, а ее муж — $120 за установку лифтов. Он оплачивал большую часть их расходов, пока она пыталась скопить денег. Но как только у нее появлялись средства, она импульсивно тратила их на одежду, сладости и алкоголь. Доркас смогла отложить минимальную сумму в $5, необходимую для открытия сберегательного счета в Equity Bank of Kenya, но она с трудом находила $3 на ежемесячные выплаты. Чтобы внести средства, ей приходилось ехать на автобусе час в один конец и долго стоять в очереди в банке. Всего через год она закрыла счет.

    Как и большинство кенийцев, Мурунга уже пробовала пользоваться M-Pesa (pesa означает «деньги» на суахили) — сервисом, созданным местным оператором мобильной связи Safaricom для денежных переводов через сообщения. В 2012 году Safaricom, подконтрольный британскому телеком-гиганту Vodafone, представил M-Shwari — сервис для сбережений и займов, интегрированный с M-Pesa. Два года спустя компания предложила клиентам завести счет, который блокировал их средства на оговоренный период с установленной процентной ставкой.

    Вознамерившись поправить свое финансовое положение, Мурунга взяла на себя обязательство каждый день вносить $1 на свой блокируемый счет. Она рассказывает, что, как только у нее возникало желание купить водки или пару обуви, она переводила деньги на счет по телефону. Она сократила свои расходы на две трети, до $10 в неделю. К 2016 году Мурунга экономила $300 в год. Благодаря сбережениям она запустила свое дело — изготовление сумок и оплатила курсы дизайна. Вместе с мужем она инвестировала в недвижимость и, по ее словам, сейчас тратит более $200 на помощь друзьям и родным.

    Автором идеи для M-Pesa, первого мобильного поставщика финансовых услуг в Африке, в 2003 году стал Ник Хьюз, менеджер Vodafone, который руководил командой из пяти человек, разрабатывавшей социально значимые беспроводные продукты. Идея Хьюза заключалась в том, чтобы создать цифровую систему денежных переводов, которая работала бы на личных смартфонах.

    M-Pesa был запущен в 2007 году, и с момента запуска размеры и популярность сервиса стремительно росли. Теперь 96% кенийских семей заключают сделки через M-Pesa, а местные таксисты высказывают недовольство, когда пассажиры пытаются расплатиться наличными. До появления M-Pesa всего у 27% населения Кении (тогда — 38 млн человек) были банковские счета. С тех пор население Кении существенно выросло (до 51 млн), и уже у 83% населения есть чековые или сберегательные счета. Сервис доступен в восьми странах, в том числе в Египте и Индии. Перевод суммы менее 50 центов бесплатен. За более крупные суммы M-Pesa взимает 1-2% . Через различные дочерние компании M-Pesa приносит Vodafone около $840 млн выручки ежегодно.

    Распространение M-Pesa оказало огромное воздействие на стартап-среду Найроби. Поставщики товаров длительного пользования привлекли миллионы новых клиентов, запустив оплату в рассрочку. Например, созданная три года назад компания Deevabits из Найроби продает домашние солнечные батареи стоимостью $80 в отдаленных деревнях, где нет электричества. через M-Pesa все ее покупатели делают первоначальные взносы, а затем, после установки батареи, выплачивают по 50 центов в день на протяжении восьми месяцев. «M-Pesa трансформировала подход к ведению бизнеса в Кении, — говорит 32-летний основатель и гендиректор Deevabits Дэвид Ванджау. — Мы не смогли бы работать без M-Pesa».

    Карты вместо чеков

    Раньше Дикси Мур с трудом дотягивала от зарплаты до зарплаты. 25-летняя мать-одиночка с двумя маленькими детьми зарабатывает $12,25 в час как помощница менеджера в фастфуд-кафе Bojangles’ в Кантоне, штат Джорджия. В 2011 году она платила $30 в месяц, чтобы иметь чековый счет в банке Wells Fargo. Однако когда отклоненный чек и многочисленные овердрафты привели к задолженности в $1200, ее счет закрыли. Чтобы обналичить зарплату, Мур приходилось каждый раз платить комиссию, которая достигала $6. «Я застряла между молотом и наковальней», — говорит она. Знакомый рассказал ей о MoneyCard — карту, которую выпускает крупнейший в США поставщик предоплаченных дебетовых карт Green Dot в кобрендинге с Walmart. Теперь работодатель выплачивает Мур зарплату прямо на карту, и она пользуется ею, чтобы оплачивать все подряд — от продуктов до визитов к стоматологу. «Это настоящее спасение», — говорит она.

    Green Dot бросает финансовый спасательный круг людям вроде Мур. До тех пор пока она не начала пользоваться картой два года назад, она входила в те 7% американских семей (примерно 14 млн взрослых), которые обходятся исключительно наличными. Основанная в 1999 году бывшим диджеем по имени Стив Стрейт, компания поначалу фокусировалась на подростках, которые хотели совершать покупки онлайн. Но заметив более крупную возможность, в 2001 году Green Dot переключилась на взрослых, которые стали пользоваться картой этой компании, потому что у них была плохая кредитная история или они не могли позволить себе комиссии коммерческих банков.

    Преимущество таких дебетовых карт — как и в случае с наличными, нельзя потратить больше, чем у тебя есть. Клиенты избегают комиссий за овердрафт, которые могут достигать $35 за раз. Кроме того, они получают возможность покупать онлайн.

    57-летний Стрейт говорит, что почти 40% клиентов Green Dot ранее не имели доступа к банковским услугам. В 2007 году он заключил сделку с Walmart, которая стала благословением для 130 млн покупателей сети: карта с ежемесячной платой в размере всего $3 (сегодня — $5). Для сравнения, клиенты, оформившие аналогичные карты в магазинах сети CVS, должны платить каждый месяц почти $8. Убытки от снижения ежемесячных платежей компенсировали хорошие продажи карт в Walmart.

    В 2010 году Стрейт вывел компанию на биржу. В прошлом году выручка Green Dot составила $1 млрд, однако в августе этого года акции компании обвалились на 40%, когда компания снизила прогноз выручки, сославшись на появление на рынке новых конкурентов с достаточным финансированием. Но плохая новость для Green Dot — это хорошая новость для американцев, лишенных доступа к банковским услугам. Онлайн-банк Chime или сервис Cash App от Square привлекают миллионы клиентов.

    Бывший партнер KKR и сооснователь крупнейшей микрофинансовой организации Латинской Америки Compartamos Майкл Чу говорит, что в США возможности обслуживания людей, не имеющих доступа к банковским услугам, «огромны». Но парадоксальным образом богатейшая страна мира создает и самые значительные препятствия на пути инноваций в сфере личных финансов. Разнообразные законы штатов, направленные на защиту заемщиков от кабального кредитования, и федеральные законы, которые предотвращают отмывание денег, вынуждают стартапы лавировать в лабиринтах правовых норм.

    Еще одна проблема — деньги между финансовыми учреждениями США переводятся с помощью устаревшей, медленной и дорогостоящей технологии. Пока M-Pesa перебрасывает мобильные переводы через всю Кению почти бесплатно, электронный перевод из Майами в Нью-Йорк занимает до двух дней и стоит до $40.

    Но это по большому счету мелочи. ФРС обещала создать новую и улучшенную систему переводов в США к 2024 году. Предприниматели будут лоббировать свои интересы — или внедрять инновации — в обход бюрократических препон. В конце концов, здесь можно заработать миллиарды долларов — и улучшить жизни бесчисленного множества людей.

    Перевод Натальи Балабанцевой.

    Будущие «единороги»: 25 самых перспективных стартапов по версии Forbes

    CHAINALYSIS

    Основатели: Майкл Гронагер (гендиректор), Джонатан Левин, Ян Моллер

    Привлеченные инвестиции: $53 млн

    Выручка за 2018 год: $8 млн

    Ведущие инвесторы: Accel, Benchmark

    Нью-йоркский стартап Chainalysis создает программное обеспечение для исследования криптовалют, которое может пролить свет на то, как люди используют биткоины, эфириум, лайткоины и другие цифровые деньги. Финансовые организации используют эту технологию для проверки клиентов и соблюдения требований регуляторов, направленных на предотвращение отмывания денег. Правительственные учреждения, такие как Налоговое управление США и Федеральное бюро расследований, с ее помощью могут выявить незаконные операции и навести справки о предполагаемых преступниках. Прежде чем объединиться и основать Chainalysis, 49-летний гендиректор Майкл Гронагер участвовал в создании криптобиржи Kraken, а 47-летний технический директор Ян Моллер разработал кошелек для криптовалюты Mycelium.

    CONTRAST SECURITY

    Основатели: Аршан Дабирсиаги, Джефф Уильямс, Алан Науманн (гендиректор)

    Привлеченные инвестиции: $122 млн

    Выручка за 2018 год: $25 млн

    Ведущие инвесторы: Acero Capital, Battery Ventures, General Catalyst, Warburg Pincus

    В 2010 году 52-летний Джефф Уильямс в рамках собственной консалтинговой компании Aspect начал разрабатывать программу, которая позволила бы автоматизировать мониторинг безопасности программного обеспечения. В 2014-м вместе с бывшим сотрудником Aspect, 36-летним Аршаном Дабирсиаги, он основал в Лос-Альтосе (Калифорния) компанию Contrast Security. Разработанная ими технология проверяет код работающих мобильных приложений и уведомляет разработчиков о потенциальных уязвимостях. «Данные, которые раньше должны были проходить через экспертов по безопасности, теперь идут напрямую разработчикам», — говорит Дабирсиаги, отвечающий  в компании за исследования. В 2016 году для расширения бизнеса Contrast Security наняла в качества исполнительного директора Алана Науманна, бывшего гендиректора 41st Parameter — стартапа, помогающего обнаружить интернет-мошенников.

    CYBEREASON

    Основатели: Лиор Див (гендиректор), Йосси Наар, Йонатан Стрим-Амит

    Привлеченные инвестиции: $189 млн

    Выручка за 2018 год: $50 млн

    Ведущие инвесторы: CRV, Lockheed Martin, Softbank, Spark Capital

    Сооснователи Лиор Див, Йосси Наар и Йонатан Стрим-Амит познакомились во время службы в израильской армии. Все они служили в элитном разведывательном подразделении 8200, где зародился не один высокотехнологичный стартап. Занимаясь кибербезопасностью в армии, программисты придумали Cybereason — облачную платформу, которая постоянно мониторит и реагирует на угрозы. Компания была основана в Израиле в 2012 году, а годом позднее переведена в Бостон. «Можно приносить пользу, помогая большим организациям не попасть в новости о том, как кого-то взломали», — говорит 41-летний Лиор Див.

    DAVE

    Основатели: Парас Читракар, Джейсон Уилк (гендиректор), Джон Воланин

    Привлеченные инвестиции: $13 млн

    Выручка за 2018 год: $19 млн

    Ведущие инвесторы: Марк Кьюбан, Section 32

    Будучи студентом Университета Лойолы Мэримаунт, Джейсон Уилк, которому сейчас 34 года, постоянно уходил в минус по банковским картам. Заядлый пользователь сайта Reddit, он часто видел жалобы на комиссии, которые банки берут за овердрафт. Так в 2016 году он запустил стартап Dave, взяв для названия краткую версию имени победившего Голиафа Давида (под «Голиафом» Уилк подразумевает крупные банки). Приложение Dave отслеживает расходы пользователей и предупреждает их, когда баланс на картах приближается к нулю. Уилк ударил по больному месту: в апреле 2017 года Dave стал «приложением дня» в AppStore. Всего за два года его скачали почти 10 млн раз. «Предпринимателям надо смотреть в оба в поисках новой идеи, — говорит Уилк. — Любая идея, которую можно проверить на Reddit, — неплохой старт».

     

    DIVVY

    Основатели: Блейк Мюррей (гендиректор), Алекс Бин

    Привлеченные инвестиции: $257 млн

    Выручка за 2018 год: $8 млн

    Ведущие инвесторы: Insight Partners, New Enterprise Associates, Pelion Venture Partners  

    Сервис Divvy, конкурирующий с Concur и Expensify, предлагает бизнесу инструменты бюджетирования, предотвращения мошенничества и управления расходами совершенно бесплатно. Вместо взимания платы с клиентов стартап, который находится в городе Лихай (штат Юта), предоставляет компаниям карты Mastercard и берет с банков комиссии, когда они расплачиваются за покупки. Основателям (и приятелям со времен старшей школы) Алексу Бину и Блейку Мюррею удалось привлечь более 3000 корпоративных клиентов, включая WordPress, Evernote и Qualtrics. 

     

     

     

     

     

    DUOLINGO

    Основатели: Луис фон Ан (гендиректор), Сэверин Хэкер

    Привлеченные инвестиции: $108 млн 

    Выручка за 2018 год: $36 млн

    Ведущие инвесторы: CapitalG, Kleiner Perkins, Union Square Ventures

    Duolingo — одна из самых популярных в мире платформ для изучения иностранных языков и краудсорсинговых переводов. Ей пользуются более 28 млн человек в месяц. Большинство из них использует бесплатную версию приложения. Но компания надеется удвоить выручку в 2019 году за счет абонентской платы за версию без рекламы. 

    Гендиректор Duolingo  в свои 39 лет успел побывать профессором компьютерных наук Карнеги-Меллона и стать в 2006 году лауреатом стипендии Мак-Артура, присуждаемой гражданам США от 20 до 40 лет за «исключительные достижения и потенциал для долгой и плодотворной творческой работы». Прежде чем основать компанию в Питтсбурге, Луис фон Ан продал Google два изобретения, одно из которых мы знаем не понаслышке — это reCAPTCHA, которая помогает сайту понять, что вы не робот. 

    Луис фон Ан — иммигрант из Гватемалы. Он утверждает, что знание английского языка кардинально изменило его жизнь, поэтому он сам теперь предлагает бесплатное языковое обучение для всех желающих.

    FAIRE

    Основатели: Марсело Кортес, Даниэле Перито, Макс Родс (гендиректор) 

    Привлеченные инвестиции: $116 млн 

    Выручка за 2018 год:  $100 млн

    Ведущие инвесторы: Forerunner Ventures, Khosla Ventures, Венчурные партнеры Lightspeed, Y Combinator

    В стремлении помочь малому бизнесу Faire решила рискнуть и избавиться от оптовых закупок как явления. Эта компания из Сан-Франциско помогает розничным продавцам находить и покупать через интернет товары, а также готова бесплатно забрать все, что не продалось за 60 дней.  Сейчас сайт Faire предлагает 35 000 товаров от 5000 брендов.

    Генеральному директору и бывшему сотруднику Square Максу Родсу 32 года. Идея Faire пришла ему в голову после того, как он начал работать в компании-производителе зонтиков в Новой Зеландии. Родс потратил тысячи долларов, сидя на стенде компании на выставке и убеждая владельцев магазинов в США продавать высококачественные зонтики.

    FIGMA

    Основатели: Дилан Филд (генеральный директор), Эван Уоллес 

    Привлеченные инвестиции: $83 млн 

    Выручка за 2018 год: $3 млн

    Ведущие инвесторы: Greylock, Index Ventures, Kleiner Perkins, Sequoia

    Figma хочет полностью перенести весь процесс дизайна в онлайн, чтобы специалистам больше не приходилось скачивать специальный софт и изолированно друг от друга разрабатывать графику. Компания предлагает работать дизайнерам вместе, пользуясь ее платформой прямо в браузере. 

    Эвану Уоллесу 29 лет, Дилану Филду — 27. Они встретились в Брауновском университете — Уоллес тогда только окончил обучение, а Филд бросил учебу ради получения стипендии Питера Тиля и в 2012 году основал в Сан-Франциско собственную компанию. Через 5 лет Figma представила свою платформу профессиональным дизайнерам. 

    Пакет для непрофессионального пользования до сих пор остается бесплатным. Абонентская плата за версию для профессионалов составляет $12 в месяц, если вы занимаетесь дизайном частно. Редактор для юрлиц обойдется в $45. Продутом Figma сегодня пользуются более 5000 дизайнерских команд, в том числе из Microsoft, Volvo, Uber, Square и других компаний.

    «Дизайн похож на вирусную инфекцию: если у твоего конкурента отличный дизайн, то и у тебя он должен быть отличный, иначе ты разоришься», — говорит Филд. 

     

     

    FOURKITES

    Основатели: Арун Чандрасекаран, Мэтт Эленджикал (гендиректор)

    Привлеченные инвестиции: $101 млн 

    Выручка за 2018 год: $16 млн 

    Ведущие инвесторы: August Capital, Bain Capital Ventures, Hyde Park Venture Partners

    Мэтту Эленджикалу 37 лет. Он получил магистерскую степень в Школе управления им. Келлога Северо-Западного университета и в 2014 году начал собственный бизнес. Его проект FourKites призван помочь компаниям узнать, где находятся их заказы, когда они прибудут к месту назначения и что происходит на всем пути доставки. Сегодня это интеллектуальное ПО для управления поставками используют более 260 ведущих мировых грузоотправителей, которые высылают свыше 500 000 грузов в день. Среди них — Best Buy, Kraft Heinz, Nestlé и Smithfield Foods. 

    «Если вы грузоотправитель, то как только грузовик покинул точку отправления с вашим товаром, вы не представляете, что происходит дальше. Именно так работают поставки без FourKites, — говорит Эленджикал. — Вы не сможете конкурировать с Amazon без нашей технологии». 

     

    FRONT

    Основатели: Матильда Коллин (генеральный директор), Лоран Перрен

    Привлеченные инвестиции: $79 млн 

    Выручка за 2018 год: $16 млн

    Ведущие инвесторы: Sequoia, Uncork Capital

    Матильда Коллин уже вошла в список Forbes «30 до 30». Впервые мысль о создании Front пришла ей после окончания школы. «Я видела, как много времени люди тратят на то, чтобы отсортировать письма в своей почте», — говорит она. Поэтому в 2013 года Матильда Коллин основала Front, чтобы помочь компаниям повысить продуктивность благодаря подключению к общему почтовому ящику, который агрегирует сообщения в Facebook, Twitter и SMS. 

    У Front 5000 клиентов, включая крупных Shopify, MailChimp и Stripe.

    FUBOTV

    Основатели:  Сунг Хо Чой, Дэвид Гэндлер (гендиректор), Альберто Хориуэла

    Привлеченные инвестиции: $145 млн 

    Выручка за 2018 год: $74 млн

    Ведущие инвесторы:  21st Century Fox, Northzone, Sky

    44-летний Дэвид Гэндлер давно занимался продажами в интернете, а в 2015 году запустил FuboTV — сервис, предназначенный для американских телезрителей, которые хотят смотреть матчи зарубежных футбольных лиг. 

    Для начала FuboTV запустила прямые трансляции латиноамериканской спортивной вещательной сети GolTV и ее португальского аналога Benfica TV, а затем заключила сделки с beIN Sports и Univision, расширив вещание. Сегодня FuboTV — это доступный аналог кабельного телевидения (от $54,99 в месяц), который предлагает своим клиентам более 90 каналов.

    GROVE COLLABORATIVE

    Основатели: Крис Кларк, Стюарт Ландесберг (гендиректор), Джордан Саваж

    Привлеченные инвестиции: $213 млн

    Выручка за 2018 год: $104 млн

    Ведущие инвесторы: Bullpen Capital, General Atlantic, Lone Pine Ventures, Mayfield Fund, Norwest Venture Partners, Serious Change

    Спросите генерального директора Grove Collaborative, 34-летнего Стюарта Ландесберга, кто является его типичным клиентом, и он даст вам конкретный ответ: «29-летняя мать двоих детей, которая работает учителем в Лоуренсе, штат Канзас». В эпоху вездесущего Amazon молодой стартап Grove смог отвоевать место на рынке электронной коммерции в США объемом $104 млн. Стартап продает натуральные продукты, бытовую химию и косметику, обеспечивая простой способ заказа и доставки. Это не точный слепок Amazon: по словам Ландесберга, около 60% выручки проекта приходится на товары, которые не продаются на Amazon. А в 2016 году Grove начала производить собственные полностью натуральные продукты, которые уже обеспечивают проекту почти 50% продаж.  

    В чем секрет успеха? Grove производит концентраты, которые оказываются дешевле в перевозке.  Например, их очиститель для стекла имеет более высокую концентрацию и, соответственно, меньший объем: по размеру упаковка не больше тюбика зубной пасты.

     

    KONG

    Основатели: Аугусто Мариэтти (гендиректор), Марко Палладино

    Привлеченные инвестиции: $71 млн

    Выручка за 2018 год: $5 млн 

    Ведущие инвесторы: Andreessen Horowitz, CRV, Index Ventures, New Enterprise Associates

    Kong предоставляет доступ к API компаний (код, который разработчики используют для создания приложений) и отслеживает, как часто они применяются. 31-летний  Аугусто Мариэтти и 30-летний Марко Палладино создали компанию в гараже в Милане, где оба учились в университете, и постоянно летали туда-сюда в Кремниевую долину в поисках инвесторов. «Нам тогда едва хватало денег на еду. Мы явно похудели, когда только начинали», — рассказывает Мариэтти. Сейчас офис Kong находится в Сан-Франциско, у компании — 130 клиентов, включая SoulCycle, Yahoo Japan и WeWork.

     

     

    LATTICE

    Основатели: Джек Альтман (гендиректор), Ерик Кослоу

    Привлеченные инвестиции: $27 млн

    Выручка за 2018 год: $7 млн

    Ведущие инвесторы: Shasta Ventures, Thrive Capital

    О том, как корпоративная культура влияет на результаты работы, основатели Lattice — 30-летний Джек Альтман и 28-летний Эрик Кослоу узнали на собственном опыте во время работы в стартапе Teespring, производящем футболки. В 2015 году они решили создать свою компанию Lattice и выпускать программное обеспечение для управления персоналом. Технологии компании позволяют работодателям с помощью опросов сместить фокус с аттестации сотрудников на их карьерное развитие. 

    Сегодня у Lattice — 1300 клиентов, включая Coinbase, Instacart, Slack и WeWork. «Сотрудники ищут в работе больше смысла, чем когда-либо прежде, и у них больше понимания собственных возможностей и наличия других предложений на рынке труда», — говорит Альтман. Lattice помогает работодателям лучше взаимодействовать с сотрудниками в таких условиях. 

     

    NEXT TRUCKING

    Основатели: Элтон Чунг, Лидия Ян (гендиректор)

    Привлеченные инвестиции: $125 млн

    Выручка за 2018 год: $46 млн

    Ведущие инвесторы: Brookfield Ventures, China Energy Group, Sequoia

    Проект NextTrucking осуществляет брокерские перевозки грузов, которые можно отслеживать онлайн. Компания основана супругами Элтоном Чунгом и Лидией Ян в 2015 году, офис располагается в Лос-Анджелесе. В то время как уже известные в США стартапы Convoy и Uber Freight перемещают грузы из пункта A в пункт B, Next Trucking фокусируется на перевозке грузов в «первой миле», т.е. перемещении товаров из порта на склад. «Первая миля намного сложнее всего остального пути, так как здесь в процесс вовлечены терминалы и порты», — говорит 38-летняя Ян. 

    С 2016 года Next Trucking ежегодно удваивает выручку. В прошлом году оборот достиг $46 млн. По прогнозам Ян, в 2019 году оборот проекта составит $120 млн — помогут крупные контракты с ретейлерами Dollar General, Rite Aid и Steve Madden.

     

    PATREON

    Основатели: Джек Конте (гендиректор), Сэм Ям

    Привлеченные инвестиции: $166 млн

    Выручка за 2018 год: $35 млн

    Ведущие инвесторы: Freestyle Capital, Glade Brook Capital Partners, Index Ventures, Thrive Capital

    35-летний Джек Конте до того, как стать предпринимателем, был музыкантом. Он хочет сломать стереотип о «голодных художниках», помогая творческим личностям получать постоянный доход. «Решение стать артистом не должно даваться сложно. Это должно быть словно жизнеспособной карьерный выбор», — говорит Конте.

    С помощью приложения Patreon артисты предлагают эксклюзивные впечатления в обмен на плату от подписчиков, или «покровителей». В числе пользователей Patreon — актриса и режиссер Исса Рей, основатель группы  Humans of New York Брэндон Стэнтон и комик Хизер Макдональд. Суммарные выплаты пользователям к концу 2019 года могут превысить $1 млрд,  рассчитывает компания.

    PROXY

    Основатели: Денис Марc (гендиректор), Саймон Ратнер

    Привлеченные инвестиции:  $14 млн

    Выручка за 2018 год: $1 млн 

    Ведущие инвесторы: Kleiner Perkins

    Приложение Proxy похоже на связку ключей в вашем смартфоне: оно дает вам доступ в любое здание, где вы зарегистрированы, избавляя от необходимости носить с собой традиционные пропуска и ключи. Это простая идея, но австралийцы Денис Марс (42 года) и Саймон Ратнер (39 лет) уверены, что ее потенциал еще не раскрыт. 

    Среди клиентов Proxy — компании, занимающиеся коммерческой недвижимостью, в частности WeWork. Марс и Ратнер планируют доработать технологию так, чтобы ее можно было использовать для идентификации людей в сервисах каршеринга и на вечеринках. 

    REDIS LABS

    Основатели: Офер Бенгал (гендиректор), Иифтач Шулман

    Привлеченные инвестиции: $147 млн

    Выручка за 2018 год: $50 млн

    Ведущие инвесторы: Bain Capital Ventures, Francisco Partners, Goldman Sachs, Viola Ventures 

    В 2011 году израильские разработчики Офер Бенгал и Иифтач Шулман создали сервис быстрого доступа к базам данных. Сервис позволяет компаниям ускорить отклик на запросы в своих приложениях. Redis Labs использует так называемый NoSQL, альтернативную форму компиляции данных, которая быстрее традиционных моделей. Среди пользователей компании — служба быстрой доставки FedEx, платежная система Mastercard и другие корпоративные гиганты. Для быстрого масштабирования компания предложила бесплатную версию с открытым исходным кодом — это позволяет привлекать сторонних разработчиков. В 2013 году была выпущена платная версия — минимальная стоимость составляет $5 в месяц за гигабайт. «Если вы хотите быстро развиваться, то вам не обойтись без открытого исходного кода», — уверен Бенгал.

     

     

    REMITLY

    Основатели: Шиваас Гулати, Джош Хаг, Мэтт Оппенгеймер (генеральный директор)

    Привлеченные инвестиции: $312 млн

    Выручка за 2018 год: $80 млн

    Ведущие инвесторы: Bezos Expeditions, DFJ Venture Capital, Generation Investment Management, Naspers’ PayU, QED Investors, Stripes Group

    Remitly зарабатывает на денежных переводах, как и Western Union, но берет меньшую комиссию — 1,5% против 5% у гиганта рынка. Компания была создана в 2011 году Мэттом Оппенгеймером, который до этого работал в кенийском подразделении второго по величине британского банка Barclays. Основная цель Remitly — помогать жителям развитых стран (например, США или Австралии) дешево отправлять деньги в страны третьего мира — Мексику, Филиппины и др. Сегодня Remitly обслуживает 60 стран и обрабатывает переводы на $6 млрд в год — это около 1% от всех денежных переводов в мире. Уже сейчас стартап стал одной из крупнейших в мире финтех-компаний, ориентированных на мигрантов. В будущем Remitly планирует расширить перечень финансовых услуг и начать выдавать кредиты.

     

     

     

    RIGUP

    Основатели: Сюань Юн (гендиректор), Майк Витте

    Привлеченные инвестиции: $94 млн

    Выручка за 2018 год: $21 млн

    Ведущие инвесторы: Bedrock Capital, Фонд учредителей, Quantum Energy Partners

    В США работает почти 1000 буровых установок для добычи нефти и газа. Каждая из них требует участия десятков сервисных компаний и рабочих. Сюань Юн верит, что RigUp может сделать привычную систему подбора подрядчиков более эффективной. Стартап помогает подыскивать подходящих исполнителей из разных сфер: например, алмазодобытчиков и инженеров. RigUp предварительно проверяет работников и заказчиков и берет себе около 4% от стоимости каждого контракта, заключенного через его онлайн-платформу. Юн не переживает насчет того, что машины захватят нефтяную сферу: по его словам, даже при развитии искусственного интеллекта спрос на «живую» рабочую силу будет сохраняться. «Ведь разнарядки до сих пор подписываются на бумаге», — отмечает Юн.

     

    ROTHY’S

    Основатели: Стивен Хоторнтвейт, Рот Мартин (и.о. гендиректора)

    Привлеченные инвестиции: $42 млн

    Выручка за 2018 год: $140 млн

    Ведущие инвесторы: Goldman Sachs, Lightspeed Venture Partners

    Основатели компании — Рот Мартин, бывший владелец художественной галереи, и Стивен Хоторнтвейт, в прошлом — инвестиционный банкир. Их жены жаловались на то, что не могут найти стильную и удобную обувь. Тогда предприниматели решили запустить собственный бренд и делать обувь из трикотажа и переработанных пластиковых бутылок. На третий год работы выручка от продажи обуви Rothy’s достигла $140 млн.

     

    SIGNALFX

    Основатели: Филипп Лю, Картик Рау (гендиректор)

    Привлеченные инвестиции: $179 млн

    Выручка за 2018 год: $25 млн

    Ведущие инвесторы: Andreessen Horowitz, CRV, General Catalyst, Tiger Global Management

    SignalFX контролирует облачную инфраструктуру крупных компаний в режиме реального времени. Среди клиентов стартапа — компании Yelp, Shutterfly и HubSpot. 

    Компанию в 2013 году основали 41-летний Картик Рау, который раньше работал в технологических стартапах LoudCloud и VMware, и бывший разработчик Facebook, 51-летний Филипп Лю. В то время как конкуренты запрашивают данные о возможных багах облачной системы каждые две-три минуты, SignalFX предупреждает пользователей о возможной аномалии за 2-5 секунд до «катастрофы». «Разница между получением надежных оповещений за считанные секунды или за считанные минуты заключается в том, чтобы вы либо можете беспрепятственно решить проблему, либо все ваши пользователи уже пожаловались в Twitter», — говорит Рау.

    SYNTHEGO

    Основатели: Пол Дабровски (гендиректор), Майкл Дабровски

    Привлеченные инвестиции: $157 млн

    Выручка за 2018 год: $20 млн

    Ведущие инвесторы: Founders Fund, 8VC

    Технология генного редактирования Crispr дал толчок развитию нового рынка продуктов, появившихся благодаря дешевому и простому методу редактирования ДНК. Synthego решил заработать на этой «золотой лихорадке», продавая генный эквивалент кирок, лопат, карт и других инструментов, позволяющих эффективнее создавать новые продукты в этой области. Готовые к использованию наборы Synthego ускоряют работу исследователей как в частном секторе, так и в научно-исследовательских институтах — в том числе, помогая в разработке новых методов лечения. Основатели, братья Пол (34 года) и Майкл Дабровски (38 лет), раньше работали инженерами в компании SpaceX Илона Маска. Теперь они применяют свой опыт и инновационное мышление в сфере биотехнологий.

     

     

     

     

    TRUEPILL

    Основатели: Умар Африди (гендиректор) и Сид Вишванатан

    Привлеченные инвестиции: $13 млн

    Выручка за 2018 год: $48 млн

    Ведущие инвесторы: Initialized Capital

    Truepill — это своего рода Amazon в мире аптек. Если человек заказывает в интернете, например, противозачаточные средства Nurx или шампунь от выпадения волос Hims, то, скорее всего, оформит и привезет этот заказ Truepill. Стартап был основан в 2017 году фармацевтом Умаром Африди и выходцем из Johnson & Johnson Сидом Вишванатом. Предприниматели увидели растущий тренд на цифровизацию аптек и начали активно работать с конечными потребителями — клиентами аптек. Сейчас основатели планируют выходить на b2b-рынок и зарабатывать на корпоративных клиентах.

    VERKADA

    Основатели: Бенджамин Беркович, Филипп Калижан (гендиректор), Джеймc Рэн, Ганс Робетсон 

    Привлеченные инвестиции: $59 млн 

    Выручка за 2018 год: $20 млн

    Ведущие инвесторы: First Round, Meritech, Next47, Sequoia 

    Пока другие стартапы занимались технологиями умного дома, Verkada меньше чем за два года разработала новую систему слежения и ворвалась на рынок с заманчивым предложением для крупных предприятий, муниципалитетов и школ. Основанная на облачных технологиях, система предполагает гибрид ПО и «железа» и позволяет хранить данные и управлять потоками всей видео-информации через облако, а также делиться ей.

    Компания, основанная тремя выпускниками Стэнфорда и бывшим соучредителем Meraki («облачного» стартапа, выкупленного Cisco), в 2019 году подписала контракты на более чем 1000 камер слежения с администрацией города Мемфис, с производителем электронных сигарет Juul Labs и с школьным департаментом города Ньютаун, где в 2012 году произошло массовое убийство в начальной школе «Сэнди-Хук».

    Источник

    Подарок для «Роснефти»: кто заработает больше всех из-за атаки дронов на Saudi Aramco

    Фото Bloomberg via Getty Images

    Атака дронов на НПЗ Saudi Aramco привела к резкому скачку цен на нефть и укреплению рубля. Аналитики не исключают, что Россия станет главным бенефициаром этой ситуации в краткосрочной и долгосрочной перспективе. Среди российских компаний в выигрыше окажется прежде всего «Роснефть», считают аналитики Citi

    Атака на НПЗ Saudi Aramco 14 сентября привела к тому, что Саудовская Аравия сократила производство нефти более чем вдвое – на 5,7 млн баррелей в сутки. В итоге цены на нефть на открытии торгов в понедельник подскочили на 15-19%, а затем немного откатились назад. Вслед за ростом цен на нефть подорожал и рубль. На открытии торгов в понедельник, 16 сентября, российская валюта укреплялась до 63,77 рубля за доллар. Кто сможет выиграть от сложившейся ситуации?

    Аналитики Citi полагают, что если ситуация с саудовской нефтью продлится больше одной или двух недель, то это позволит России увеличить добычу нефти. Из российских компаний в выигрыше окажется в первую очередь «Роснефть», говорится в специально подготовленном в понедельник обзоре аналитиков банка.

    «Если предположить, что перерыв в добыче со стороны Саудовской Аравии продлится месяцы, мы думаем, что лучшее позиционирование на российском нефтегазовом рынке будет у «Роснефти», — говорится в обзоре.

    По мнению аналитиков, «Роснефть» быстрее других сможет увеличить объемы добычи, даже не привлекая к этому несколько месторождений, запуск которых Роснефть откладывает из-за соглашений ОПЕК+ (Русское месторождение и «Роспан» на Ямале).

    Кроме того, у «Роснефти» лучше других получится воспользоваться высокими ценами на нефть благодаря «финансовым рычагам», которые есть у компании, считают авторы обзора. Это же, в свою очередь, приведет к росту выплат акционерам. По итогам первого полугодия «Роснефть» уже рекомендовала к выплате акционерам дивиденды в 50% прибыли, или 162,6 млрд рублей.

    Рынок почувствовал преимущества, которые получит «Роснефть» — на торгах на Мосбирже 16 сентября она стала одним из лидеров роста, ее бумаги подорожали на 3,8%.

    Выиграет бюджет и ФНБ

    Самый очевидный плюс в сложившейся ситуации – это то, что благодаря росту цен на нефть российский бюджет и резервный фонд России получат дополнительные нефтегазовые доходы, сказал Forbes ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

    Дополнительные деньги могут привести к смягчению политики властей на внутреннем рынке нефтепродуктов, не исключает Юшков. С начала года власти повышают акцизы в отрасли и заботятся о сдерживании внутренних цен на нефтепродукты. «Так как сейчас задачи залатать бюджет любой ценой не стоит, власти могли бы отказаться от каких-то мер (по сдерживанию цен на нефтепродукты на внутреннем рынке) благодаря растущим нефтегазовым доходам. Например, отказаться от повышения акциза на нефтепродукты или даже понизить его», — рассуждает Юшков.

    Краткосрочно от ситуации на Аравийском полуострове выигрывают все экспортеры нефти, но у России в этой истории есть возможность получить долгосрочные дивиденды, рассуждает глава аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов. «Пока сложно сказать, какие будут последствия у этой беспрецедентной атаки. Если сейчас (в атаке) обвинят Иран, это грозит ростом геополитических рисков. И на этом фоне Россия становится самым надежным поставщиков энергоресурсов на мировой рынок. И, соответственно, снижается и вероятность введения санкций в следующем году, — сказал Тремасов Forbes. — Изменение ситуации на рынке нефти, скорее всего, приведет к тому, что давление на Россию спадет».

    Продолжительность бури на рынках

    Рубль уже укрепился к доллару на новостях из Саудовской Аравии, однако рынок ждет, что текущий рост цен на нефть будет краткосрочным, так что и возможности для укрепления рубля исчерпаны, считает аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. По имеющейся пока информации, ущерб инфраструктуре Saudi Aramco не настолько велик, чтобы привести к сокращению добычи нефти на длительный срок, объясняет аналитик. Если уровни добычи будут восстановлены, то и курс рубля вслед за ценами на нефть должен вскоре вернуться к предыдущим уровням – в 64,5 рубля за доллар и выше. Поэтому на имеющемся уровне Порывай советует продавать рубль и покупать доллар.

    Антон Покатович из «БКС Премьер» обращает внимание на то, что традиционно Россия получает наибольшие выгоды и убытки от изменения конъюнктуры нефтяного рынка. Но сейчас нефтяные котировки растут на 8-10%, а рубль растет на 1-2%. Рост сдерживает действие бюджетного правила, в рамках которого ЦБ в интересах Минфина покупает «излишки» нефтегазовых доходов. «Без дальнейшего развития милитаризованного конфликта на Ближнем Востоке рублю дальше будет укрепляться весьма сложно. На ближайшие недели я бы прогнозировал движение рубля в диапазоне 63,5 – 64,7 рубля за доллар», — сказал Покатович Forbes.

    Тремасов считает, что в дальнейшем стоит ожидать падения цен на нефть, так как история с атакой дронов на НПЗ Saudi Aramco может привести к нарушению дисциплины в рамках соглашения ОПЕК+. Инцидент может спровоцировать и переговоры об изменении квот на добычу нефти внутри ОПЕК+, не исключает Юшков. Благодаря такой разбалансировке Россия может получить дополнительное место на рынке нефтедобычи. Но не факт, что страна сможет увеличить добычу, сомневается Юшков, — она и так «на пике».

    Дефицит, который может возникнуть на рынке нефти из-за ситуации в Саудовской Аравии, может быть покрыт из мировых коммерческих нефтяных запасов, заявил журналистам глава российского Минэнерго Александр Новак, передает «РИА Новости». На вопрос о том, нужно ли России увеличивать добычу на фоне падения производства нефти в Саудовской Аравии, он сказал, что «все зависит от скорейшей оценки последствий, которую проводят саудовские коллеги, отсюда можно будет понимать масштаб влияния на объемы добычи, на поставки».

    Источник

    Эффект домино. Кто еще пострадает от атаки дронов и почему стоит ожидать дальнейшего роста цен на нефть

    Фото Reuters

    Скачок цен на нефть — не единственное и, возможно, не самое серьезное последствие атаки беспилотников на нефтяные объекты в Саудовской Аравии

    В субботу утром были нанесены удары с воздуха по двум объектам в Саудовской Аравии — комплексам подготовки нефти в Абкейке и на месторождении Хурейс. Ущерб от атаки привел к остановке части добычи в стране, По некоторым данным, речь идет о 5,7 млн баррелей в сутки, что соответствует, по нашей оценке, 58% добычи нефти всей Саудовской Аравии и почти 6% добычи жидких углеводородов во всем мире до инцидента. Это больше, чем среднесуточная добыча нефти в любой отдельно взятой стране, за исключением США, РФ и самой Саудовской Аравии.

    Кроме того, прекращена подача попутного газа для переработки, что снизило на 0,7 млн баррелей в сутки производство газоконденсатных жидкостей.

    Подвергшийся нападению объект в Абкейке — крупнейший в мире комплекс подготовки нефти мощностью около 7 млн баррелей в сутки. В прошлом году, по данным Saudi Aramco, через него прошла половина добытой компанией нефти — около 5 млн барр./сутки. К нему подключено крупнейшее месторождение в стране, Гавар, с мощностью добычи 3,8 млн баррелей в сутки. Другой поврежденный комплекс имеет меньшую мощность (1,45 млн баррелей в сутки), однако обслуживаемое им месторождение Хурейс — второе после Гавара в Саудовской Аравии по уровню возможной добычи.

    Выход из строя комплексов подготовки нефти неизбежно приводит к остановке добычи. Товарная нефть, поступающая в экспортные терминалы, в трубопроводы и на НПЗ, должна соответствовать определенным требованиям к содержанию примесей и растворенных газов. Добытая на месторождениях жидкость, как правило, им не соответствует и поэтому должна подвергнуться многоступенчатой обработке, включающей дегазацию, стабилизацию, обезвоживание и обессоливание, для получение товарной нефти. Это не такие сложные операции, как переработка нефти на современных НПЗ, и не требуют такого же дорогостоящего оборудования, однако они составляют неотъемлемую часть технологического процесса в отрасли. Не прошедшую очистку нефть нельзя использовать для экспорта или переработки.

    Саудовская Аравия располагает большими товарными запасами нефти — около 200 млн барр., которые позволят ей выполнять свои обязательства по экспорту в течение нескольких недель, если работу комплексов в Абкейке и Хурейсе не удастся восстановить. Saudi Aramco уже заверила своих клиентов в Индии в том, что объемы экспорта для них не сократят. Кроме того, стратегические и коммерческие запасы нефти США — 645 млн и 416 млн барр. соответственно — могут помочь компенсировать глобальный дефицит нефти в течение одного-двух месяцев. Если Саудовская Аравия в течение нескольких дней восстановит добычу до уровня, близкого к уровню до воздушной атаки, и рынок будет уверен в том, что она не повторится, то рост цены Brent в ближайшую неделю может ограничиться 10-15% от цены закрытия в пятницу, 13 сентября.

    Таким образом, в этом сценарии цена Brent будет в диапазоне 65-70 долл./барр. (о том, что произошло на открытии торгов в Азии, можно прочитать здесь).

    Однако нельзя исключать и другие сценарии. Во-первых, нападение на нефтяную инфраструктуру Саудовской Аварии показало, насколько она уязвима. Высокая уязвимость — следствие централизации инфраструктуры. Используя в полной мере положительный эффект масштаба, комплекс Абкейк позволяет Saudi Aramco упростить процесс очистки нефти и минимизировать сопутствующие затраты, однако его выход из строя парализует половину мощностей добычи в стране.

    Возможно, теперь в ценах нефти будет учитываться новый риск — временного выхода из строя мегаобъектов Saudi Aramco.

    Во-вторых, политико-экономические последствия атаки могут затронуть далеко не только Саудовскую Аравию. Ответственность за нападения взяли на себя йеменские повстанцы-хуситы: они заявили, что задействовали крупную группировку дронов. Хуситы неоднократно атаковали саудовскую территорию. В частности, в августе их дроны нанесли удар по месторождению Шейба с мощностью добычи 1 млн баррелей в сутки. Тогда ущерб был небольшим и на объем добычи не повлиял. На этот раз масштаб и сложность атаки с воздуха превзошли все, что хуситам удавалось в прошлом. США обвинили Иран в нанесении этого авиаудара, но Иран все обвинения отверг. Возможно, с точки зрения участников рынка вероятность военного столкновения в регионе сейчас резко выросла. Не исключено, что рынок даже посчитает военный конфликт неизбежным. Поскольку масштаб проблем в Абкейке наглядно показывает, насколько серьезными могут быть последствия военных действий для крупнейшего производителя нефти, такие настроения рынка могут вызвать значительно больший рост цены нефти, чем мы ожидаем.

    В-третьих, вынужденная остановка добычи может оказать негативное влияние на крупнейшие месторождения Саудовской Аравии. Поскольку это исключительное событие, ущерб для их продуктивности трудно оценить, но это еще один потенциальный фактор долгосрочного роста цены нефти.

    В-четвертых, планы проведения IPO Saudi Aramco, скорее всего, будут снова скорректированы.

    Саудовская Аравия стремится разместить акции по цене, при которой капитализация компании была бы не ниже двух триллионов долларов. До сих пор международные инвесторы с осторожностью относились к такой высокой оценке. После субботних событий рыночная оценка риска инвестиций в акции компании, скорее всего, вырастет.

    Кроме того, Saudi Aramco понесет затраты на ликвидацию последствий атаки, восстановление инфраструктуры, восполнение товарных запасов. Вероятно, значительно вырастут в будущем страховые расходы компании. В результате желаемая капитализация может окончательно стать недостижимой, а размещение отменено или отложено на неопределенный срок.

    Парадоксально, но это может стать негативным фактором для цены нефти, если после отмены IPO Saudi Aramco Саудовская Аравия изменит стратегию на нефтяном рынке и откажется играть роль локомотива сокращения добычи в ОПЕК.

    Источник

    Таинственный должник: кто обвалил прибыль Альфа-банка в 2,5 раза

    Фото Максима Стулова / Ведомости / ТАСС

    Как выяснил Forbes, причиной сокращения прибыли Альфа-банка в 2,5 раза стали резервы по кредитам структурам экс-владельца банка «Югра» Алексея Хотина, который сейчас находится под домашним арестом — его обвиняют в хищении 290 млрд рублей.

    В первом полугодии 2019 года прибыль группы Альфа-банка (ABH Financial Limited, в которую входят «Альфа-Банк», ABH Financial и их «дочки») сократилась в 2,6 раза в годовом выражении — с $658 млн до $249 млн, следовало из отчетности группы, опубликованной 22 августа. Прибыль упала в том числе из-за больших резервов, созданных банком, говорил в день публикации отчетности финансовый директор Альфа-банка Алексей Чухлов. В первом полугодии резервы банковской группы выросли в 20 раз — банк зарезервировал $447 млн против $23 млн за тот же период 2018 года.

    «Весь резерв банк создал под несколько крупных корпоративных клиентов – их больше одного, но меньше 10, и эти заемщики не связаны между собой», — говорил тогда Чухлов журналистам. Назвать заемщиков Чухлов отказался, ссылаясь на то, что эти клиенты могут снова начать платить.

    Forbes выяснил, что этими заемщиками являются структуры бывшего владельца обанкротившегося банка «Югра» Алексея Хотина, который сейчас находится под домашним арестом по уголовному обвинению. На эти структуры приходится большая часть резервов. Об этом Forbes рассказали два собеседника из структур «Альфа-Групп» и собеседник, знакомый с деталями бизнеса «Альфы». Долг структур Хотина перед банком составляет $660 млн.

    «Хотин давний клиент Альфа-банка — кредитуется в нем с нулевых, рассказывал Forbes собеседник, работавший в банке. — Но когда банк «Югра» начал расти как на дрожжах, банк поставил перед собой задачу снижать риск на клиента». В 2014 году кредитный лимит в Альфа-банке у Хотина составлял $1 млрд, писала газета «Ведомости» со ссылкой на свой источник и Михаила Фридмана.

    У Хотина помимо банка «Югра» были активы в сфере недвижимости и нефтяные активы — доля в Exikkion Energy и НК «Дулисьма». Альфа-банк кредитовал структуры Алексея Хотина только под залог недвижимости, которую считал более качественным активом, чем нефтяной бизнес, говорил собеседник Forbes в Альфа-банке. «Задолженность в значительной степени обеспечена залогом недвижимости» — сказали в пресс-службе Альфа-банка. Среди объектов в залоге — бизнес-центр «Агат» на Большой Семеновской улице, бизнес-центр «Cherry Tower», ТРЦ «Черемушки», ТЦ «Филион» и другие.

    ЦБ отозвал лицензию у банка «Югра» летом 2017 года. Через три месяца Альфа-банк подал иск к Хотину на общую сумму $700 млн, но после стороны заключили мировое соглашение. После банкротства «Югры» выяснилось, что дыра в банке составила 161 млрд рублей, а 98% были выданы связанным с акционерам структурам и перестали обслуживаться.

    ЦБ пришлось шесть раз обращаться с просьбой к следователям обратить на Хотина внимание, но задержан и отправлен под домашний арест он был только в апреле 2019 года. Следствие предъявило ему обвинение в растрате 7,5 млрд рублей, но в сентябре сумма увеличилась до 290 млрд рублей.

    Через месяц после задержания Хотина Альфа-банк подал против него пять исков в Мещанский районный суд Москвы, писал РБК. Структуры Хотина перестали обслуживать долг с мая 2019 года, сообщила Forbes пресс-служба банка.

    Источник

    ПОПУЛЯРНОЕ

    Читайте так же