Они бросили работу ради ставок на спорт. Что из этого вышло?

Фото: Matthias Hangst / Bongarts / Getty Images

Фондовый рынок регулярно сравнивают с азартными играми, так как движение стоимости многих финансовых инструментов порой не могут объяснить даже самые закоренелые трейдеры, а игра на бирже затягивает не хуже покера или рулетки. Неопределенность рынка — одновременно его главное преимущество и недостаток, от которого многие инвесторы хотели бы избавиться. В поисках подобных финансовых инструментов некоторые инвесторы всерьез поверили в ставки на спорт. Акулы с Уолл-стрит создают инвестфонды, которые вкладывают деньги не в акции и облигации, а в результаты ближайших матчей премьер-лиги, утверждая, что подобные инвестиции защищены именно от той самой неопределенности. Удача и холодный расчет — в материале «Ленты.ру».

Меньше десяти лет назад появился совершенно новый вид инвестфондов, которые зарабатывают только за счет ставок на спорт. Идея принадлежит миллиардеру и владельцу команды НБА «Даллас Маверикс» Марку Кьюбану. В ноябре 2004 года в своем личном блоге он заявил, что хочет вложить деньги в фонд, чьей единственной специализацией будут ставки в азартных играх. «Я не буду решать — в какие игры играть и сколько ставить. Пусть этим займется фонд, я просто найду самый лучший и найму», — написал он. Кьюбан вспомнил слова, которые часто слышал от инвесторов — игра на бирже ничем не отличается от похода в казино. При этом, по его расчетам, коэффициент выигрыша при игре в автоматы в долгую совпадают с вероятностью потерять вложения на бирже. Если же взять другие азартные игры, например, покер или блек-джек, то там шансы окажутся даже выше.

Марк Кьюбан Фото: Joshua Roberts / Reuters

Самые большие возможности дают ставки на спорт. «Как и при всех других инвестициях, при игре на тотализаторе ключевую роль играет информация. Есть ли у вас достаточно сведений, владеют ли ими другие, достаточно ли вы умны, чтобы использовать всю информацию правильно?» — проводит параллели Кьюбан. Миллиардер также отметил, что азартные игры имеют ряд преимуществ по сравнению с игрой на бирже. «В отличие от фондового рынка, вы точно знаете условия и уверены в том, что они будут соблюдаться. Комиссия по азартным играм следует всем правилам, в отличие от комиссии по фондовым рынкам (SEC)», — написал он. Кьюбан признался, что не знает, куда пойдут лучшие умы, желающие быстро заработать: в Лас Вегас или на Уолл-стрит. «Я лично не знаю, сколько классных игроков сейчас играет на тотализаторе и сколько на фондовом рынке», — заключил американский магнат.

Грааль для инвесторов

Текст можно было бы просто посчитать остроумной критикой современной экономики, но нашлись люди, которые восприняли слова буквально. Спустя несколько лет у Кьюбана объявились последователи. В 2010 году в Великобритании был зарегистрирован Centaur Galileo. Он был структурирован как классический хедж-фонд, но специализировался исключительно на спортивных ставках. Инвестиции шли по направлениям футбол, гольф, теннис, крикет, собачьи бега и скачки. В дальнейшем планировалось выйти на рынок США и освоить американский футбол и бейсбол. Управляющий директор фонда Тони Вудхамс заявил в интервью, что в работе используется уникальное программное обеспечение, которое писали более пяти лет.

«Букмекеры работают гораздо менее эффективно, чем это привыкли делать на фондовом рынке», — заявил он. Как заметил Вудхамс, коэффициенты не всегда оцениваются верно, что создает дополнительные возможности для заработка. Поэтому квалифицированные инвесторы, которые используют бизнес-подход и вдобавок вооружены уникальной математической моделью, должны получить гарантированное преимущество. В пользу нового вида инвестиций говорило и то, что игра на тотализаторе никак не зависит от экономических факторов. Центральные банки и правительства не властны над результатом игры, соответственно и прибылью инвесторов. Кьюбан похвалил своих последователей. По его мнению, такой подход должен был благотворно сказаться и на спорте. «Если они продемонстрируют отличные результаты, люди поймут, как они это сделали, что в свою очередь сделает спортивные лиги умнее», — прокомментировал он.

Словам Вудхамса поверили — ему удалось найти больше десятка инвесторов-учредителей, которые вложили минимум по 150 тысяч долларов. Основатель фонда пообещал доходность в течение двух лет в размере 25-30 процентов. Фонд за этот срок должен был вырасти до 100 миллионов долларов. Старт был крайне удачным. Centaur Galileo получил первые выигрыши и стал сенсацией. Вскоре Вудхамс с помпой открыл учебный центр, где игроков обучали правильно рассчитывать исход игр. Но уже к началу 2012 году фонд обанкротился, потеряв 2,5 миллиона долларов. Инвесторы получили письма с сообщением о том, что фонд лишился денег и вынужден прекратить существование. Причину объяснили «недостатком удачи».

Фото: Andrew Boyers / Reuters

Быстрый закат фонда, на короткое время ставшего сенсацией, как в мире спорта, так и на финансовом рынке, всех обескуражил. Многим людям удается в частном порядке обеспечивать себе безбедное существование только за счет игры на тотализаторе. Как могла обанкротиться крупная компания, в которой работал целый штат высококлассных аналитиков и использовались новейшие программы для расчетов исхода состязаний? По мнению экспертов, руководству вскружила голову популярность, при том, что хорошей системы управления финансами, видимо, не было. Фонд сконцентрировался на единичных выигрышах, пытаясь добиться успеха за счет знаковых ставок. Между тем любой игрок с достаточным опытом подтвердит, что надо строить долгосрочную стратегию с учетом неизбежных потерь, а не пытаться сорвать джек-пот.

Провал Centaur Galileo не поставил крест на новом виде инвестиций. Доверие инвесторов удалось поддержать, благодаря параллельным успехам другого фонда, который инвестирует в спортивные состязания, проходящие в разных лигах. В 2009 году в Австралии был создан Priomha Capital, которому было суждено стать самым крупным и успешным среди всех хедж-фондов нового типа. Главой фонда стал Бернард Путс, в прошлом профессиональный игрок. Уже к концу 2011 года фонд получил ошеломляющую прибыль в 118 процентов. По данным на 2017, показатель возврата инвестиций (ROI) составил 10 процентов до уплаты всех налогов. При этом Путс заявил, что компания планирует выйти в среднесрочной перспективе на доходность в 17 процентов. Priomha, в отличие от Centaur Galileo, не раскрывает детали своей работы и уделяет большое внимание управлению рисками. Отмечается, что главные инвесторы фонда проявляют осторожность, поэтому пока не готовы распространить инвестиции на ставки в собачьих бегах.

Фото: Darren Staples / Reuters

Путс сообщил летом, что компания планирует и дальше быть лидером рынка и при этом останется пионером в своей области. По его словам, на финансовых рынках сейчас царит полная неопределенность из-за политических и экономических факторов, которые невозможно просчитать, поэтому вскоре спортивные ставки станут для инвесторов «святым Граалем». «На фоне событий вокруг Brexit и долгосрочной неопределенности, которая будет распространяться на мировые рынки, мы предлагаем привлекательный класс активов, невосприимчивый к традиционным рыночным рискам», — заявил он.

Дошли до прокурора

В США ставки на спорт до последнего времени были запрещены в большинстве штатов законом о защите профессиональных и любительских видов спорта (Professional and Amateur Sports Protection Act). В мае 2018 года Верховный суд страны отменил его. При этом решение о том, легализовать ставки или напротив ограничить азартные игры, власти штатов вынесут самостоятельно. Глава Priomha Capital предсказал, что скоро США станет главным рынком для фондов, играющих на тотализаторе. Впрочем, первый опыт американцев на этой ниве нельзя назвать удачным. Долгое время единственным штатом, где разрешали работать букмекерам, была Невада. В 2015 году власти разрешили принимать участие в тотализаторе и резидентам других штатов, но только через фонды. Специально оговаривалось, что участники фонда сами не могли принимать решения относительно ставок, а просто доверяли свои деньги в управление.

Никто из букмекерских контор не заинтересовался подобной схемой. Однако вскоре в Неваде был зарегистрирован первый в Америке фонд, который начал инвестиции в результаты спортивных состязаний — Bettor Investments. Ему вскоре удалось привлечь группу из ста инвесторов. Минимальный пай составлял 500 долларов. Фонд объявил своими приоритетами «консервативный рост, прибыль и стабильность для инвесторов». Делая ставки, фонд опирался на математические расчеты вероятности и статистический анализ. Фонд делал по 93 ставки в месяц, каждая не более чем на 2 процента от чистой стоимости фонда. Клиентам предлагали доходность в размере 10-15 процентов.

Фото: Andrew Burton / Getty Images

На клиентов основатель фонда Мэтт Стюарт произвел впечатление хорошего и дружелюбного специалиста, который всегда в сжатые сроки отвечал на сообщения и давал подробные объяснения о стратегии компании. Но уже в 2016 году Стюарт заявил, что закрывает фонд из-за скандала, разразившегося вокруг главного игорного оператора Лас Вегаса — CG Technology. Из-за сбоя в программном обеспечении части игроков не доплатили выигрыш, а другим, напротив, переплатили. Общий убыток был оценен в 1,5 миллиона долларов. Также компанию обвинили в отмывании денег и приеме нелегальных ставок. В рамках соглашения с властями CG Technology обязалось выплатить за нелегальные операции в 2009-2013 годах 22,5 миллиона долларов.

Вместо того, чтобы возвращать средства клиентам, Стюарт попросил их принять однолетние долговые обязательства под 12-14 процентов. В следующем году он перестал отвечать на звонки и письма своих инвесторов. В результате кредиторы обратились с жалобами к генеральному прокурору штата Невада. Сам Стюарт при этом продолжил работу в сфере спортивных ставок. Сайт фонда был закрыт и перенаправлял посетителей на новый проект Стюарта Nofreepicks, который предлагал ежедневную рассылку о вероятности выигрыша на спортивных состязаниях. Подписка на тридцать дней стоила 30 долларов, а годовая —150 долларов. Вскоре всплыло, что для Стюарта это не первый финансовый крах. Он уже прошел процедуру банкротства в 2007 году. На тот момент у него долгов было на 66,6 тысячи долларов (в основном по кредитным картам). Сбережения составляли 13 470 долларов и ему также принадлежали следующие активы: Toyota Corolla 2006 года стоимостью 11 285 долларов и пистолет стоимостью 400 долларов.

Искусственный азарт

На рынок спортивных ставок решили залезть и IT компании. Например, производитель программного обеспечения Stratagem запустила стартап для инвестиций в спортивные ставки. Stratagem хеджирует ставки и продает подсказки профессиональным игрокам. Исполнительный директор Чарльз Мак Гаррей (в прошлом трейдер в Goldman Sachs) заметил, что спортивные события очень структурированы и повторяются, поэтому развитие этого сектора инвестиций в течение пяти лет, по его прогнозам, будет связано исключительно с искусственным интеллектом. По его словам, если доверить программе отслеживать в реальном времени движение игроков и мяча, можно будет определить точную вероятность исхода игры. Он также отметил, что в спорте на прибыль не влияют внешние экономические факторы. Первоначальное финансирование для проекта Мак Грей оценил в 25 миллионов долларов.

Сооснователь компании Андреас Кукоринис придерживается расхожего мнения, что игра на тотализаторе ничем не отличается от игры на любом другом рынке, но большинство людей это упорно игнорируют, делая ставки. «Я использую фундаментальный подход, такой же как при игре на бирже. Наши аналитики готовят прогнозы на матч, мы узнаем, кто входит в стартовый состав, какие результаты были у игроков, в каком они состоянии (переносили ли большую нагрузку, приходилось ли им недавно делать утомительные поездки). Все это сродни моделям, которые используются в мире опционов», — сказал Кукоринис. По его словам, три кита Stratagem — это тщательный контроль за рисками, максимальный анализ и использование машинного обучения.

Фото: Sean Gallup / Getty Images

Преимущество ставок в том, что соревнования постоянно проходят по всему земному шару, поэтому можно получать прибыль 24 часа в сутки, рассуждает Кукоринис. Есть разные лиги с разной доходностью. Лучшие результаты можно получить в футболе, вкладываясь в чемпионат мира или премьер лигу. Здесь в любой игре можно разместить несколько миллионов долларов. Если говорить о футбольных лигах США или Австралии, то там порог инвестиций составляет 10-15 тысяч долларов за игру, однако вероятность прибыли больше из-за того, что там работают менее компетентные букмекеры, которые хуже просчитывают риски. В баскетболе наиболее привлекательными являются ставки в НБА, где возможны вложения в 100-200 тысяч долларов. В теннисе Stratagem обращает внимание на кубки Большого Шлема. Хитрость, по словам Кокориниса, заключается в том, что надо работать сразу на всех рынках, трезво оценивая риски и возможную прибыль.

Главное препятствие, которое может встать на пути у инвесторов нового типа — букмекеры, которые так же уже стали активно использовать в своей работе искусственный интеллект и стремятся защитить себя от потерь. Но как отмечают эксперты, не стоит недооценивать большое количество случайных людей, которые делают ставки наобум и обеспечивают заработок и инвесторам, и букмекерам. Последние, как правило, стремятся не просчитать результаты заранее, а минимизировать риски, привлекая ставки на результат с низкой вероятностью. Впрочем, победа в 2016 году в чемпионате Англии «Лестер Сити», команды на которую в начале чемпионата принимали ставки 5000 к одному, показывает, что не все вероятности можно просчитать.

Начавшийся с шутки рынок инвестиций в спортивные состязания доказал свою жизнеспособность. Отрасль смогла пережить громкие банкротства и продолжает достаточно успешно развиваться. Впрочем, вряд ли к этому «новому Граалю» действительно устремятся вереницы инвесторов, разочаровавшихся в стандартных вложениях из-за их непредсказуемости. Объемы здесь не так велики, чтобы заинтересовать по-настоящему крупных игроков, поэтому можно говорить о достаточно узкой, хотя и яркой нише.