Щедрая душа: cколько Россия тратит на помощь другим странам

Фото Alejandro Ernesto / Zuma / TASS

Россия ежегодно тратит на финансирование программ и проектов в сфере содействия международному развитию более $1 млрд. Больше всего средств получают Куба, Киргизия и Сирия. На что идут эти деньги?

В прошлом году Россия потратила в качестве официальной помощи развитию (ОПР) $1,19 млрд, следует из статьи экономистов Юрия Зайцева и Александра Кнобеля «Россия как международный донор в 2017 году», опубликованной в новом номере «Мониторинга экономической ситуации в России» РАНХиГС. Это на 5% меньше, чем было потрачено в 2016 году, но при этом больше показателей предыдущих лет. Более $1 млрд российское правительство тратит на ОПР только в последние три года.

Почти половина этих средств приходится на списанные долги разным странам. В 2017 году совокупный объем прощенного Россией долга составил $425 млн. Самый большой из них был списан Кубе — $353 млн. Последние четыре года эта островная республика была лидером по объему прощенных долгов со стороны России: за 2014-2016 год их сумма составила $880 млн, а вместе с прошлогодним показателем — уже более $1 млрд.

Также в прошлом году российское правительство списало долги Киргизии — всего на $130 млн. За 2014-2016 годы сумма прощенных обязательств этой среднеазиатской республики составила $722 млн.

Помимо списания долга, ключевым каналом содействия другим странам со стороны России является предоставление гуманитарной помощи. В прошлом году страна оказала гуманитарную помощь на сумму в $23,3 млн, из которых $19,6 млн (84%) получила Сирия.

Кроме того, Россия активно помогает странам СНГ и в ряде случаев даже вошла в число крупнейших доноров в этом регионе. Как отмечают авторы статьи, доля России в общей финансовой помощи развитию Таджикистана составила почти 20% (по итогам 2017 года было предоставлено средств на $16 млн). В число профинансированных регионов также вошли страны Латинской Америки (Никарагуа), Африки (Гвинея, Мадагаскар) и Азии (Вьетнам, КНДР).

Cредства, которые Россия выделяет на борьбу с между­народным терроризмом, не учитываются в статистике официальной помощи развитию.

Всепрощение Кремля

Списание долга является традиционной формой российского содействия международному сотрудничеству, отмечают авторы статьи.

Финансовая помощь в рамках ОПР редко представляет собой перечисление денежных средств, поясняет управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. «Эти кредиты предоставляются в виде товаров, то есть продукции обрабатывающего сектора (машин, вооружения, станков, оборудования для энергогенерации, средств транспорта), а также сырья, в первую очередь — топлива (газа, нефти, нефтепродуктов, нефтехимии)», — говорит экономист.

Межгосударственная помощь — это вопрос геополитики, поэтому искать в госкредитах экономический смысл зачастую бессмысленно, добавляет главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров.

«В мировом масштабе Россия, в отличие от СССР, давно уже не занимает первые места по объемам помощи. Списание долгов в большинстве случаев — это просто констатация факта, что вернуть деньги все равно невозможно. Все дело в уступках, при которых дается согласие на списание долга», — объясняет Тихомиров.

Эта практика применяется отнюдь не только Россией. «Пожалуй, самый яркий пример аналогичной деятельности — реализация так называемого «Плана Маршалла» со стороны США, когда европейским государствам, разрушенным Второй мировой войной, предоставлялись кредиты на восстановление при условии, что поставщиками будут американские компании», — привел пример Жарский. По его мнению, финансовая помощь России странам-контрагентам (особенно Сирии) могла быть основана на тех же принципах.

Источник