Моральный кодекс. Как борьбу с инсайдерами приняли за попытку обуздать рубль

Фото Кирилла Кухмаря / ТАСС

Новость о том, что ЦБ хочет заранее получать информацию о крупных валютных сделках, которые могут повлиять на курс рубля, взбудоражила рынок. В действительности дела обстояли иначе и речь шла отнюдь не о борьбе с волатильностью

В своем эксклюзивном материале 3 декабря журналисты Reuters предположили, что Банк России стремится к тому, чтобы получать информацию о крупных сделках на валютном рынке заранее, с целью ограничить колебания на нем.

Дыма без огня не бывает: действительно тема создания некоего механизма, согласно которому банки могли бы сообщать о полученном большом клиентском заказе Банку России, обсуждалась на заседании Совместного совета валютного рынка НФА-ACI Russia (ССВР) еще 21 июня 2018 года.

Для понимания дальнейшего важен контекст: вопрос обсуждался в разделе «разное», посвященном резонансному случаю, когда американская Фемида обрушилась на бывших руководителей валютных операций банка HSBC Марка Джонсона и Стюарта Скотта — граждан Великобритании, обвинив их в незаконном получении прибыли для банка при исполнении клиентского заказа нефтяной компании Cairn Energy на сумму 3,4 млрд фунтов в 2011 году.

Марк Джонсон был арестован в июле 2016 года в Нью-Йорке, пробыл в тюрьме 2 года и был выпущен под залог только этим летом. Судебная тяжба продолжается, и ACI — The Financial Markets Association выступила на стороне Марка, направив в суд Нью-Йорка Amicus Brief — юридическое заключение, в котором обосновала невиновность трейдеров HSBC с точки зрения Глобального кодекса валютного рынка (FX Global Code) — свода общих принципов добросовестной работы на рынке, разработанного под эгидой BIS (Банка международных расчетов в Базеле) рабочей группой, состоявшей из представителей центральных банков 16 стран и профессионалов индустрии валютного рынка, сформировавших Global FX Committee.

Этот случай хорош тем, что он показывает важность понимания нюансов проведения операций и следования профессиональной этике, которая может вступать в противоречие с житейской логикой и представлениями о мошенничестве у прокуроров и судий.

За последние годы банки во всем мире стали слабой стороной в разбирательствах с клиентами, заплатив более $10 млрд штрафа по различным случаям, связанным с манипуляций фиксингами и неправомерным использованием информации о клиентских сделках.

Некоторые из них хорошо доказаны и не вызывают сомнений, что трейдеры действовали против клиентов, как, например, трио британских финансистов из JPMorgan Chase & Co., Barclays Plc и Citigroup Inc., назвавших свой чат с присущим валютным трейдерам своеобразным циничным юмором — The Cartel.

Однако случай с Джонсоном не из их категории. Несмотря на то что в 2011 году Глобальный кодекс еще не был разработан и общим рыночным стандартом был кодекс ACI Model Code, сотрудники банка действовали в интересах клиента, предложив ему различные варианты исполнения, из которых он и сделал выбор, и затем исполнили на рынке многомиллиардный заказ по цене фиксинга с предварительным хеджированием.

На самом деле отличить недобросовестную практику использования инсайдерской информации о крупной сделке клиента путем «игры на опережение» не так-то просто, не будучи профессионалом, но общий принцип таков: исполняющий банк должен действовать в интересах клиента. Предварительное хеджирование позволило скупить необходимую сумму постепенно, не обрушив рынок, как это могло бы быть при попытке немедленного исполнения. Доступная на рынке в конкретный момент времени ликвидность ограничена, приобрести любую сумму по текущей цене невозможно, так что стратегия исполнения, растянутая по времени, является лучшим выбором.

Глобальный кодекс валютного рынка содержит 6 основных (зонтичных) принципов и 55 более детальных. Они касаются профессиональной этики, управленческих процедур, порядка заключения сделок и исполнения поручений, обмена информацией, управления рисками и процедуры комплаенс, подтверждений и расчетов. Участники рынка (как банки, так и клиенты) добровольно присоединяются к его соблюдению, подписывая заявление о приверженности и публикуя его у себя на сайте и в реестрах. Кодекс не является правовой нормой, но на его основе национальные регуляторы могут устанавливать свои правила и отражать в том числе и в законах. При этом, как мы видели выше, у правосудия конкретной страны может быть свое мнение на сей счет.

В переложении на российские реалии речь идет о том, чтобы предупредить нарушение законодательства о манипулировании рынком и инсайдерской торговле. Как известно, отслеживание подозрительных случаев является ежедневной работой Банка России, который реагирует на признаки манипуляций и запрашивает более детальную информацию о сделках как на бирже, так и вне ее. В ходе обсуждения кейса HSBC на заседании ССВР было высказано предложение, что, дабы избежать подозрений в манипулировании, возможно, имеет смысл ставить ЦБ в известность о поступивших больших клиентских заказах заранее, до начала исполнения, не дожидаясь запуска процедур расследования.

В существующих реалиях банки вынуждены дуть на воду: лучше перестраховаться, чем пытаться извлечь сверхприбыль. Предложение не было поддержано всеми участниками совещания (голосование не проводилось), однако было внесено в протокол как требующее дальнейшей проработки. Говорить об организации специальной линии для сообщений о сделках как о решенном вопросе преждевременно. ЦБ и сейчас обладает достаточным инструментарием для отслеживания подозрительных операций, а также достаточным уровнем экспертизы, чтобы отличить добросовестные практики от тех, что вредят клиентам.

Важно понимать, что ни о каком вмешательстве в валютный рынок со стороны Банка России с целью нейтрализовать влияние на курс крупных сделок речи не идет. Как правило, профессиональные участники рынка сами достаточно хорошо оценивают возможную ликвидность и выбирают подходящий способ исполнения. Сравнение обсуждаемых практик с юрисдикциями, в которых отсутствует свободный рынок обмена валют, совершенно неприемлемо и может лишь окончательно запутать: ни о каких возможных процедурах получения «разрешения на крупную сделку» со стороны Банка России разговор не идет.

На прошедшем 3 октября заседании ССВР было принято решение рекомендовать российским участникам валютного рынка привести свои практики торговли в соответствие с принципами Глобального кодекса и подписать заявление о приверженности Кодексу.

Таким образом, был подведен итог довольно продолжительной работы по изучению Глобального кодекса и возможности ему следовать. Кодекс защищает прежде всего клиентов: прозрачность процедур и практик призвана покончить с представлением о валютном рынке как месте, в котором происходит «игра и обман».

При этом вопрос о необходимости разработки национального российского кодекса поведения на валютном рынке остается открытым. Возможно, принципы Глобального кодекса лягут в основу общих стандартов работы на финансовом рынке, если Банк России сочтет это целесообразным. СРО НФА, безусловно, продолжит работу в этом направлении как ведущее объединение профессиональных участников финансового рынка совместно с международной ACI — The Financial Markets Association, обладающей значительной экспертизой в области саморегулирования валютного рынка (с 1955 года).

Источник