«Я «совок» не нанимаю». О чем Тиньков говорил с Познером на Петербургском форуме

Олег Тиньков в беседе с Владимиром Познером рассуждал о бизнесе, сотрудниках, смерти, перестройке, дьяволе и управлении государством

Юрий Смитюк/фотохост-агентство ТАСС

Председатель совета директоров «Тинькофф банка» Олег Тиньков, состояние которого Forbes оценивает в $2,2 млрд, побеседовал с Владимиром Познером о сотрудниках, Советском Союзе, смерти, перестройке, дьяволе и государственном управлении. Беседа состоялась на Петербургском международном экономическом форуме. «Ведомости» выбрали самые яркие цитаты бизнесмена.

О могильной доске

«Я бы хотел, чтобы [на моей могильной доске] было написано одно слово — «предприниматель». Будет ли перед этим еще что-то, какое-то прилагательное… Я глубоко считаю, что предприниматели — отдельная каста людей, которые меняют мир, создают рабочие места и двигают мир вперед <…> Поэтому, когда мне напишут на могильной доске «предприниматель», для меня это будет лучший комплимент».

О предпринимательском таланте

«Для меня предпринимательский талант — такой же талант, как быть певцом, как быть писателем, как быть хорошим ученым. Даже еще более сложно. Быть предпринимателем — это нести колоссальный, колоссальный моральный на себе груз. Каждый день. То есть это нужно быть мазохистом, по-настоящему любить это дело, потому что ты постоянно в риске. Вот есть люди, у которых неврозы, там еще что-то, а у тебя просто постоянно невроз, потому что ты знаешь, что можешь все потерять, у тебя могут все отнять и так далее. Это огромный талант быть предпринимателем».


Открытый разговор Тинькова и Познера о реформе образования. Запись трансляции

Новый формат дискуссии на Петербургском форуме

О перестройке и Цое

«Перестройку сделал Виктор Цой. Он спел о том, о чем думали мы. Мы про это думали и говорили, а он про это сказал массово: мы не можем похвастаться мудростью глаз и умелыми жестами рук, нам не нужно все это, чтобы друг друга понять. Все его фразы — это фразы моего поколения, это то, что подточило Советский союз окончательно. Мы вышли на улицы, и я вышел в Петербурге на Дворцовую площадь в 1991 г., в том числе поддерживать Собчака и так далее. Для меня Цой — это великий герой. Для меня большая честь, что слоган моей организации имеет что-то из его текстов».

О пользе политиков

«Если бы все были предпринимателями и все бы пытались что-то предпринимать, наверное, мир бы тоже пошел вразнос. И политики, наверное, нужны как некие такие стабилизирующие факторы»

О навыках, нужных предпринимателям

«Чтобы быть предпринимателем, тебе не нужно никакого образования. Ключевая особенность предпринимателя — это иметь природный дар, цепкость, большую очень силу воли, силу характера, возможность постоянного нахождения в стрессе. И ты должен любить этот стресс, потому что ты не можешь заниматься долго чем-то, что ты не любишь. Это безусловный талант. Конечно, нужно еще быть психологом и немного стратегом, но это не то, чему учат на менеджменте».

О деньгах

«Я безусловно согласен с [основателем корпорации Virgin Group] Ричардом [Брэнсоном]. Предприниматель должен зарабатывать деньги, этого не нужно стесняться, этого не нужно бояться, и иметь много денег — это хорошо. Деньги дают свободу, капитал для реинвестирования, придумывания новых продуктов и удовлетворения новых потребностей потребителей. Но что дает драйв, силу и веру — то, что ты можешь что-то поменять в этой жизни».

«Позитивный день вчера был»: как власти и Тиньков успокаивали инвесторов на Биржевом форуме

Фрагменты «терапевтических» заявлений чиновников и банкира

О «самом гениальном изобретении»

«Самое гениальное изобретение, не при Владимире Владимировиче сказано будет, Бога (хотя я при нем это сказал) — это смерть. И если бы не было смерти, вообще, мне кажется, ничего бы не было. Мы бы не развивались. А когда ты живешь и каждый день ты думаешь: может быть, сегодня — твой последний день… А может быть, сегодня я буду вечером кататься с друзьями по каналу Мойки, я упаду и там утону,… и ты начинаешь жить по-другому. Ты понимаешь, что ты должен что-то после себя оставить. Ты должен что-то изменить. Ты должен сделать какой-то героический поступок. Ты должен поменять мир. Я считаю, что мы, «Тинькофф банк», поменяли мир <…> Мы поменяли банковский мир. Уже можно умирать мне».

О сотрудниках

«Я «совок» не нанимаю. Худшее, что можно придумать, — когда к нам приходит человек на собеседование в галстуке. Это сразу мне говорит о том, что, наверное, не надо его нанимать. Потому что это как бы не наш. Это вот как «свой — чужой» у военных самолетов. То есть галстуки, костюмы, умные закатывания глаз, желание понравиться — это атрибуты того, что нам его не надо брать. Потому что это советский человек. Пусть он идет работать в Промсвязьмон…чего-то банк».

Виртуальный оператор «Тинькофф банка» объединит мобильный и банковский счета

О том, что бы сделал на посту президента

«Кадры — первое. Естественно, коренным образом надо менять советскую школу, оставить элементы лучшего — математический и физический уклоны. Первое, что я бы изменил. Второе: я бы из предпринимателей стал делать героев и объяснял людям, что это мы, предприниматели, платим им пенсию из наших налогов. Это не глава правительства или Пенсионный фонд, а мы, предприниматели».

О споре с Михаилом Фридманом

«У нас нет такого понятия, как совет директоров, не был ни на одном совете директоров. Какие-то митинги есть, что-то зашел, посидел, вышел, понимаете… Хотя Миша Фридман (совладелец «Альфа-групп» Михаил Фридман), мой друг, «Альфа», он меня пугает, что с нашим ростом, а мы действительно растем, мне придется бюрократизироваться, как «Альфе». Я вообще считаю, что проблема «Альфы» — излишняя бюрократия. Хотя прекрасный банк, наш огромный конкурент, пока еще недосягаемый для нас, но тем не менее я считаю, что его огромная проблема — бюрократия. А он считает — у нас с ним такое идеологическое разногласие, — что и у меня будет бюрократия, а я говорю, что не будет. Вот очень интересно посмотреть, что будет через три года. <…> Посмотрим, чья точка зрения победит».