ВТБ мог предоставить Катарскому инвестфонду $6 млрд

Главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин и президент ВТБ Андрей Костин

Евгений Разумный / Ведомости

«Можем, мы всегда готовы кредитовать, это наша работа», — отвечал предправления ВТБ Андрей Костин в мае этого года на вопрос, прокредитует ли госбанк суверенный Катарский инвестфонд (QIA), для того чтобы тот купил 18,93% акций в «Роснефти» (цитата по ТАСС).

Свою работу ВТБ выполнил, утверждает Reuters: девять человек сообщили агентству, что ВТБ «профинансировал значительную часть транзакции», которую совершил Катарский инвестфонд QIA, чтобы получить долю в «Роснефти». Четверо из этих девяти «были прямо вовлечены в подготовку» «кредита ВТБ Катару»; среди источников агентства – человек, близкий к руководству ВТБ, сотрудник Центробанка и человек, близкий к правительству.

В сентябре ВТБ увеличил валютные кредиты нерезидентам на срок свыше трех лет на 434 млрд руб. (в эквиваленте), следует из российской отчетности банка за III квартал 2018 г. Почти на такую же сумму – 445 млрд руб. – выросли кредиты «государственным органам власти», говорится в международной отчетности госбанка.

Представитель ВТБ отмечал в сентябре, что «группа ВТБ никогда не предоставляла и не планирует предоставлять кредит QIA для финансирования сделки по приобретению доли «Роснефти». Этот же комментарий он попросил использовать в минувший четверг в ответ на вопрос «Подтверждаете ли вы, что не выдавали кредит Суверенному фонду Катара?», хотя о целях кредита «Ведомости» в этот раз не спрашивали. После публикации Reuters в пятницу представитель госбанка не ответил на вопрос «Ведомостей», предоставлял ли ВТБ или его структуры кредит QIA или его структурам (также без указания целей использования средств).

Как продавали «Роснефть»

ТЭК

Правительство России одобрило изменение структуры собственников «Роснефти»

Теперь Катарский инвестфонд и трейдер Glencore смогут «выпрямить» структуру владения акциями «Роснефти»

«И, конечно, нужно, чтобы будущие инвесторы и приобретатели искали собственные ресурсы либо кредитные ресурсы, но не из государственных банков. Толку от этого будет немного», – напутствовал президент Владимир Путин участников совещания по приватизации в феврале 2016 г.

19,5% акций «Роснефти» были проданы 3 января 2017 г. – в этот день была закрыта сделка между государственным «Роснефтегазом» и консорциумом QIA и швейцарского трейдера Glencore. Их совместное предприятие QHG Oil Ventures заплатило за долю в «Роснефти» 10,2 млрд евро.

Glencore инвестировал в СП 300 млн евро, Катар — 2,5 млрд евро, а основную сумму – 7,4 млрд евро — QHG занял. Итальянский банк Intesa Sanpaolo одолжил ему 5,2 млрд евро, еще 2,2 млрд евро было взято в других банках (каких – не раскрывалось).

Этой сделке помог ВТБ (об этом, в частности, сообщал Glencore). 15 декабря госбанк выдал QHG Oil кредит на 692 млрд руб. (10,2 млрд евро) под залог приобретаемых акций «Роснефти», говорится в документах QHG Oil (о каком пакете идет речь, не уточняется). Ровно во столько – 692 млрд руб. – были оценены выставленные на продажу «Роснефтегазом» 19,5% акций «Роснефти». И ровно такой доход от сделки плюс премию в 18 млрд руб. «Роснефтегаз» перечислил в бюджет 16 декабря.

Спустя девять месяцев, в сентябре 2017 г., QHG Oil решил продать 14,16% «Роснефти» китайской частной компании CEFC за $9,1 млрд. ВТБ был готов кредитовать CEFC на 5 млрд евро, рассказывали собеседники «Ведомостей», близкие к банку и к потенциальному покупателю. Но из-за финансовых проблем CEFC сделка не состоялась. В мае этого года партнеры решили расформировать консорциум. Glencore должен был получить 0,57% акций «Роснефти», а QIA – 18,93%.

Сделка закрылась 7 сентября. Накануне, 6 сентября, российские банки резко увеличили задолженность перед ЦБ, следует из статистики регулятора. Краткосрочная (1–7 дней) задолженность по обеспеченным кредитам выросла с 9,9 млрд до 505,7 млрд руб. На следующий день она достигла 545,8 млрд руб. и затем начала сокращаться. На 17 сентября по этому инструменту рефинансирования банки были должны ЦБ 420,7 млрд руб. Значительную часть средств в сентябре привлекал ВТБ. На конец месяца он был должен ЦБ 350 млрд руб. по кредитам до 30 дней, следует из его отчетности.